РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ КУЛЬТУР

Глава 10. Уроки XX века (Тезисы)

01. Начнем с того, что культуру ХХ века нельзя считать в полном смысле "современной культурой". Сто лет – большой срок для быстро меняющегося мира. Каждые десять лет ХХ века окрашены своими событиями и проблемами, своими знаменитостями и своими трагедиями. Часть из них остаются и теперь глубоко волнующими, другая часть кажется уже не столь значимой. Иногда, совсем несправедливо, привычная доступность вещей вытесняет в нас чувства гордости за достижения ушедшего века и благодарности к тем, кто своим трудом и талантом щедро обогатили человечество: шариковая авторучка, лекарства-антибиотики, телевидение, вертолетная авиация и ракетный транспорт, ядерная физика и многое другое, что порождено цивилизацией в ХХ веке, кажется существующим так естественно, как будто это явления природы, образовавшиеся сами по себе.

Вместе с тем, ХХ век - это две мировые войны со 100 миллионами убитых людей и бесконечные войны местного значения, это геноцид (уничтожение целых групп населения по расовому, национальному или религиозному признакам) и унижение человеческого достоинства в массовом масштабе, это и разочарование в способности человечества к объединению сил и интересов во имя здоровья, процветания и лучшего будущего. В ХХ веке удалось подавить страшные инфекции (чумы, холеры, сибирской язвы), эпидемии которых уносили в прошлом до половины и более населения городов и сел Европы и других континентов, а также оспу, малярию, сифилис, туберкулез и др. массовые тяжкие заболевания. Но в том же самом веке, буквально на наших глазах возникла новая смертельная болезнь, получившая уклончивое научное название "синдром приобретенного иммунного дефицита - СПИД". И вот в культуре ХХ века появилось знание о том, что прогресс цивилизации двойственен, что он, конечно, несет избавление от известных бед и проклятий человечества, но он же творит новые проблемы. Оружие массового уничтожения – новинка ХХ века! – самый очевидный, но далеко не единственный пример этого рода.

02. Астрономический ХХ век начинался в атмосфере уверенности и благополучия, или, лучше сказать, уверенности в благополучии. Первая мировая война, до которой оставалось всего 14 лет, еще не была видна в свете Новогодних факелов и фейерверков начала ХХ века. Но, если кто-то и стал бы тогда предупреждать об этой грядущей общечеловеческой трагедии, его не стали бы слушать. Таков один из уроков ХХ века.

Речь идет, конечно, о Европе и Америке (Северной и Южной). Тогда, сто лет тому назад, принято было считать христианское летоисчисление всемирным. Этот "европоцентризм" к концу века вышел из моды. Теперь мы не забываем, что наступающий год имеет свой "талисман" - год тигра, год собаки и т.д. – по восточному (китайскому, вьетнамскому, японскому) календарю. Конечно, ни индусы, ни арабы, ни большинство африканцев не считают годы так, как мы, европейцы, американцы, австралийцы. Сознание того, что за пределами христианского летоисчисления никакого "порога Третьего тысячелетия" не было, можно считать еще одним уроком ХХ века.

03. Для европейски мыслящей части человечества Мировая война 1914-1918 гг. оказалась резкой гранью, за которой начинался настоящий ХХ век. На этой грани оборвались миллионы судеб, оборвались бессмысленно и потому унизительно, и еще больше судеб были сломаны; на этой грани оборвалась вера в способность разумного "цивилизованного" человечества поддерживать мир и порядок в отношениях между странами и народами. За этой гранью начались европейские революции (две русские 1917 года в их числе), а за ними – самоубийственный расцвет тоталитарных режимов – европейского фашизма (режимы Муссолини в Италии, Гитлера в Германии, Франко в Испании) и европейского социализма" (режим Сталина в СССР). Тоталитарные политические системы (от лат. totalis - весь, целый), при которых жизнь людей всецело регулировалась государственным аппаратом принуждения, очень многим казались в 1930-е гг. единственно возможным для экономически слабых стран ответом на вызов истории. Тогда и даже позже эти общественные системы представлялись у нас и многим за границей эффективными и с хорошим будущим. Катастрофический провал европейских тоталитарных систем в их соперничестве с системами либерального капитализма – еще один урок ХХ века. *

04. Вторая мировая война 1939-1945 гг., в отличие от Первой, не была неожиданностью, но и она не могла быть предотвращена. Шестилетняя битва за мировое господство, в центре которой все время оставался европейский театр военных действий двух тоталитарных гигантов – Германии и Советского Союза, а так же Англии и союзников Германии, втянула практически все страны мира, включая Японию и США, и имела свои "филиалы" в Азии, Африке и Океании. Поражение в этой войне основных противников СССР – Германии и Японии сделало Советский Союз одной из двух влиятельнейших стран на земном шаре. Впервые в истории на глобусе Земли больше не оставалось места, достаточно удаленного, чтобы оно не было втянуто в поле политического и военного противостояния. Наступила эпоха "двухполярного мира" и "холодной войны" между двумя группами государств, опиравшихся на экономическую и военную мощь СССР и США и боровшихся за влияние на всех "спорных" территориях. "Холодная война" 1946-1989 гг. порождала непрекращавшуюся цепь военных конфликтов. В их числе война в Корее (1950-53) и на Суэцком канале (1956), колониальные войны в Африке в 1950-60-х, социалистические революции в Китае (1948) и Индокитае (Вьетнам, Лаос, Кампучия, в 1950-80-х), на Кубе (1959) и в ряде стран Западного полушария, война во Вьетнаме (с участием США в 1964-73 гг.), Берлинские (1953 и 1961 годов) и Карибский (1962) кризисы военного противостояния. Афганская война (1979-1989) оказалась последней из этого ряда кровопролитий долгой "холодной", т.е. неядерной, войны.

Разрушение Берлинской разделительной стены в ноябре 1989 года имело одной из своих причин начатую в Советском Союзе М.С.Горбачевым новую политику "перестройки" и было воспринято как символическое падение "железного занавеса", десятилетиями отделявшего народы так называемого "социалистического лагеря" от Запада. Падение Стены в самом центре Европы осталось в новейшей истории символом победного для Запада завершения "холодной войны" с СССР и его союзниками.

05. В послевоенном политически двухполярном мире выросли два поколения (дети, рождения 1945-55 гг., и их дети), привыкшие определять себя прежде всего через принадлежность к одному из его полюсов, условно именовавшихся "свободным миром" и "миром социализма". В этот период времени ни один вид деятельности не мог принести человеку такую славу, как деятельность крупного политика. Сегодня намного труднее припомнить из послевоенного времени имена великих ученых, изобретателей, артистов, писателей, юристов и т.д., чем имена знаменитых политических лидеров, таких как Рузвельт, Черчилль, Сталин, Де Голль, Кеннеди, Мао Дзе-дун, Хрущев или Ганди. Даже такие величайшие события из мира науки и техники, как начало эксплуатации атомных источников энергии и первые космические экспедиции, "прочитывались" современниками в контексте "соревнования двух систем". Юрий Гагарин и Нейл Армстронг были символами побед в этом "матче" – соответственно, в "первом сете" (первый полет человека в космос, 12.04.1961) и во "втором сете" (первый пилотируемый полет на Луну, 21.07.1969). Даже спорт был тесно втянут в политику: нередко громкие международные турниры и футбольные матчи тех лет осмысливались как сражения за престиж между двумя системами.

06. Победа Запада в "холодной войне" и распад Советского Союза (с уходом его европейских союзников к победителям) создали новую политическую ситуацию, структура которой еще не вполне сформировалась, хотя мировая гегемония "супер-державы" США сейчас вполне очевидна. Важнейшим следствием окончания "холодной войны" стала в последнем десятилетии ХХ века постепенная "деполитизация" культуры, ослабление в ней роли государственной идеологии. Взамен ее в это время вновь выросли в своем значении этнические и религиозные мотивы и противостояния, принимающие, порой, вооруженной форму межэтнических и гражданских войн. Западный мир (теперь говорят еще "атлантический мир", тот что по обе стороны Атлантического океана) ищет, в то же время, пути к консолидации посредством развития "сетевой" философии: компьютерная сеть "Интернет" выступает здесь не только неисчерпаемой базой информирования, но, главное, всеобщей моделью такого мира, в котором доступ к его благам доступен каждому, до кого уже дошла "сеть" – магазинов или бензоколонок, дорог или закусочных, или химчисток, видеотек, казино и игровых автоматов, гостиниц, турагенств и т.д. до бесконечности.

07. Культура ХХ века, особенно первой его половины, многими идеями связана с культурой века предшествовавшего. Стоит подумать о том, что наиболее тяжелые социальные катастрофы, возможно, были порождены именно верностью старым представлениям. Например, Первая мировая война была духовно окрашена высшими проявлениями шовинизма – крайнего национализма, состоявшего в проповеди национальной исключительности со стороны всех воюющих сторон. Но как известно, классический национализм (представление о национальной самобытности народов) сложился еще в первой трети XIX века, в эпоху романтизма, когда он питал, в основном, заинтересованное собирательство и изучение фольклора. Свой политический смысл национализм приобрел на волне европейских революций 1830-1848 годов. С наибольшим успехом национальная идея проявилась в объединительных движениях, завершившихся созданием единых государств Италии и Германии во второй половине прошлого века. Этот успех закрепил в сознании европейцев тождественность государства и нации.

Участники Первой мировой войны воевали именно как национальные государства, и их солдаты погибали в окопах ради утверждения национального превосходства. Численность действующих армий превышала в этой войне 29 млн. чел., количество мобилизованных - 74 млн. чел., людские потери составили 10 млн. убитых и свыше 20 млн. раненых и контуженных.

08. Урок о гибельности шовинизма, преподнесенный этой военной катастрофой, не стал исчерпывающим. Коммунисты СССР и их сторонники в странах Запада выдвинули лозунг о "мировой революции" на основе интернационализма – но интернационализма "пролетарского", агрессивного по отношению ко всем другим "классам" общества во всем мире, и, по сути, самоубийственного. Антикоммунизм "мирного времени" (времени между двумя мировыми войнами) в странах Запада оставался национальным, государства Европы называли себя нациями и международная организация, прообраз послевоенной ООН тех лет, называлась "Лига наций". Однако, крайним выражением шовинизма ХХ века стал германский нацизм (национал-социализм) – массовая политическая философия, основанная на уверенности в расовом превосходстве немцев (национализм) и в их способности установить совершенный социальный порядок (социализм) во всем мире путем господства избранных (способных к "правильному", "здоровому" порядку) народов над остальными, природно к порядку не способными. Очень просто для очень простого ума!

09. Во Второй мировой войне участвовали 72 государства, мобилизовавшие до 110 млн. чел. В ходе войны погибли около 50 млн. чел. Обычно, согласно военной статистике, количество раненых в боях превышает количество убитых в два-три раза. Еще одной особенностью Второй мировой войны оказалась небывалая уязвимость мирного населения – настигнутого широким применением авиабомбардировок.

Катастрофа Второй мировой войны дискредитировала национализм как идею, неизбежно приводящую к конфликтам, связала само слово "национализм" с представлением о варварском образе мыслей. На место идеи национальной исключительности и превосходства пришла идея объединенной Европы, объединенного Запада (впервые сформулированная Черчиллем в его знаменитой фултонской речи в 1946 году), идея особенно естественная в условиях послевоенного двухполярного противостоянии Запада советской (с ее странами-союзницами) "империи зла". Таким образом, понадобились две мировые войны ХХ века для того, чтобы в сознании народов экономически развитых стран идея национальной принадлежности человека как его высшей ценности (наследие культуры XIX века) уступила место иным ценностям, в числе которых мы находим прежде всего "высокое качество жизни", выражаемое такими понятиями как комфорт, здоровье и долголетие.

10. В культуре ХХ века следует отметить еще одну особенность – ее небывалую массовость. Никогда в прошлом еще не складывалась такая общественная ситуация всеобщей вовлеченности населения в текущие исторические события или в совместное переживания момента. Войны и революции ХХ века так или иначе затронули каждую семью в тех странах, которые были в них вовлечены. Это – самый наглядный, но не исключительный пример. Массовость как своеобразная уравненность людей разного положения, образованности, достатка и т.д. обнаруживается в самых разных сторонах современной (назовем ее "западной") цивилизации – в характере потребностей, политических, спортивных и т. д. симпатий. Практически все граждане являются покупателями в магазинах, владельцами акций и вкладчиками банков, субъектами избирательного права. Политика и экономика современных развитых стран ориентируются только на такие публичные действия политиков, производителей, спортсменов, которые вызывают массовый интерес, встречают массовую поддержку. Небывало широкие слои населения являются платежеспособными. В современной цивилизации выживает и развивается то, что получает широкую, массовую поддержку платежеспособного спроса. Слово "массовый" стало одним из ключевых для современной культуры. Не только "оружие массового поражения", но и "массовое производство" и "массовое потребление", "массовое образование", "массовые зрелища" и "массовые гуляния" – вот характерные примеры современного словоупотребления.

11. Важнейшим в этом ряду является термин "массовые коммуникации", образуемые массой газет и журналов и сплошной сетью радио- и телевещания, а в последнее время, и сетью компьютерной связи Интернет. Исторически, массовая коммуникативная среда стала формироваться еще до Первой мировой войны – с участием массовой печати (газеты, дешевые брошюры, раннее кино) – и сыграла важнейшую роль в пропагандистском обеспечении политики воюющих стран.

Современные средства массовой коммуникации создают непрерывную образную и интеллектуальную среду, объединяющую большинство населения стран и континентов. Мы едины в том, что знаем, обсуждаем, потребляем, любим и мечтаем иметь – благодаря средствам массовой коммуникации. Новости политики, экономики, спорта, погоды, образы правильного и неправильного поведения, представления о моде в одежде, потреблении, организации среды обитания – все это формируется средствами массовой коммуникации одновременно у всей массы населения. Массовая коммуникативная среда задает представления о важности новостей, захватывающие всех темы для обсуждения на работе и за домашним чаем. Чаще всего это военные конфликты, природные и техногенные катастрофы, политические сенсации, спортивные состязания. Эта же коммуникативная среда создает постоянный музыкально-развлекательный фон, частью которого является реклама, формирующая массовый спрос. Для человека современной цивилизации западного типа массовая информационная среда стала единственным постоянным источником его знаний о мире, новостей и оценок, основной информационной средой, формирующей его отношения к явлениям жизни, природы и к людям, его понимание мира и себя в нем.

Подводя итоги, можно сказать, что культура ХХ века унаследовала часть своих характерных особенностей от прошлого, но, в то же время, создала небывало новые понятия о правильном миропорядке, об образе человека, о высших ценностях человеческой жизни. Судьбу этих понятий и их влияние на будущую судьбу человечества невозможно предвидеть, они будут проясняться постепенно, с дальнейшим ходом истории.

©timpa.ru