РАЗДЕЛ II. ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ КУЛЬТУР

Глава 7. Мифоорганизованные культуры эпохи Древности

Жизнь первобытных народов эпохи Архаики подчинена традициям, пронизана ритуальностью и была мало пригодной к изменениям. Вековое постоянство жизненного уклада первобытных племен вполне соответствовало относительному постоянству природно-климатических условий на освоенных ими территориях. Когда же условия существования ухудшались – по причине исчерпанности пищевых ресурсов или изменений климата, – то первобытные коллективы отвечали на этот вызов природы переселением в районы с более благоприятными условиями существования.

Мы не знаем, сколько первобытных племен погибли, не выдержав тягот миграции (migro – лат. переходить, переселяться) или, наоборот, в столкновениях с гонимыми голодом пришельцами, и сколько таких племен, достигнув новых краев, рассеялись среди местного населения. Но мы знаем по крайней мере две местности на Земле – в долине реки Нил и в нижнем течении рек Тигр и Евфрат, – где на вызов судьбы впервые был дан более сильный ответ: к концу IV тысячелетия до нашей эры здесь стал складываться новый тип человеческой коллективности, с культурой и цивилизацией, которые принято обозначать теперь как "эпоха Древности".

Основным признаком наступления Древности является возникновение государств. Сравним. В эпоху Архаики любая общность основывалась на кровнородственных связях (семья, род, племя и т. п. ), то есть на признаке безусловно биологическом, хотя и осмысленном по-человечески посредством мифа. В эпоху Древности начали утверждаться внебиологические основания человеческих союзов – соседство, совместное владение, сотрудничество. Эти новые принципы позволяли интегрировать гораздо более обширные и разнообразные общности, способные к решению небывало трудоемких хозяйственных задач.

Первые государственные образования возникли на берегах Нила и в долинах Двуречья в процессе строительства оросительных систем. Сооружение дамб и водораспределительных каналов было новым видом деятельности, которая требовала небывалой ранее организованности всех участников работ -- фактически, всего населения. Строительству должно было предшествовать проектирование, и ход его мог протекать лишь под управлением лиц, облеченных властью принуждения и контроля. Так что, в процессе самого ирригационного строительства почти одновременно и независимо друг от друга формировались модели отношений, свойственных ранней шумерийской и египетской государственности.

В целом этот новый тип общности был сориентирован на производство, причем, впервые организация производства основывалась на отношениях власти и подчинения. Принуждение к труду, учет затрат и произведенной продукции, ее хранение и распределение, создание резерва, до известной степени и обмен -- все это стало особой сферой деятельности, требовавшей специальной подготовки, знаний и особого, властного, статуса людей ее исполняющих. Государственная организация позволила также резко увеличить масштаб военной деятельности и строительства. Дальние военные походы, так же как и возведение впервые огромных сооружений -- пирамид, дворцов, храмов и городов, требовали все тех же планирования, учета, контроля и принуждения со стороны части общества, в лице которой государство концентрировало знание и власть. Таким образом, древнее государство впервые закрепляет иерархическую структуру общества: коллективный интерес и коллективная воля осознается и оформляется усилиями сравнительно небольшой его части ("верх" общества), тогда как их практическое осуществление остается за другой, значительно большей его частью ("низ").

Переход от кровнородственных союзов к государственным формам коллективности вызвал к жизни еще одно принципиальное новшество -- законодательство. Провозглашаемые и осуществляемые от имени главы государства, царя законы ставили всех членов гражданского коллектива в отношения, зависевшие от места индивида в общественной структуре, и никак -- от его родоплеменной принадлежности.

Революционный смысл этого преобразования сейчас нелегко оценить: новый подход преодолевал в принципе межплеменные различия внутри государства и в то же время формулировал новое "представление о мире и месте человека в этом мире" (2.3). Фактически, поэтому, речь идет о культурной революции при переходе от Архаики к Древности, которую переживали народы, вступавшие в государственность, каждый в свое время, на протяжении отрезка истории в 2-3 тысячелетия (считается, что эпоха Древности закончилась приблизительно в V веке нашей эры вместе с падением Римской империи).

Выражения типа "перейти (или вступить) в новую культурную эпоху" не вполне точно выражают суть дела, ибо "вступать" на первых порах было еще некуда. Народы Древности, создатели цивилизации первых государств и городов творили свою культуру, переосмысливая при этом унаследованные представления о времени и пространстве, приспосабливая к новым нуждам устоявшийся мифо-ритуальный канон.

В культуре Древности, как, впрочем, и в любой иной культуре, ВРЕМЯ – это характеристика последовательности значимых для данной культуры событий. У древних сохраняется широко распространенным архаическое представление о времени, отождествляющее значимые моменты настоящего с соответствующими им первособытиями-прецедентами, в результате чего "прошлое" и "настоящее" оказываются ритуально совмещенными. Но, как будет показано ниже, у древних складывается содержательно новая мифология, которая посвящена другим героям и иным прецедентам, существенно важным для новой культуры и новой цивилизации.

Новым в цивилизациях Древности является также и то, что в них важное место занимают временно значимые события, учет которых требует иного, чем ритуально-мифологический, способа соотносить последовательно чередующиеся события. Например, для самосознания государства оказывается важным учет последовательности царств и династий; для упорядочивания частных сделок (обмен, ссуда, отработка долга и т. п.) требуется соотнесение начального и заключительного актов одной операции, между которыми могут пролегать месяцы и годы. Это обстоятельство вводит в обиход иной, чем мифо-ритуальный – астрономический счет времени, обычно по годам, считая от начала царствования действующего монарха.

Таким образом, в Древности сосуществуют и учитываются два класса событий: а) мифические первособытия, подлежащие бессчетному ритуальному воспроизведению, и б) единичные события, обладающие, в силу своей конкретной общественной значимости, свойством уникальности. В первом классе событий первостепенно важна сама процедура общественного действа, составляющая мифо-ритуальную суть события, во втором – его результат. Различие это можно пояснить на примере футбольной игры. Если бы (см. пункт а) современному обществу важно было поддерживать лишь саму практику игр, достаточно было бы соблюдать традицию, скажем, проводить показательные матчи по выходным и праздничным дням. Но, поскольку общественно важным являются еще и конкретные результаты отдельных игр (п. б), то требуется удерживать в памяти подробности (кто играл, кто победил, с каким счетом). Эти переменные значения не могут быть удержаны традицией. В эпоху Древности для фиксации не повторяющихся, но общественно важных единичных событий в дополнение к традиции потребовались иные мнемонические (от греч. mnemonikon – искусство запоминания) средства. Система этих средств образовала письменность, которая, как мы видим, нужна там и тогда, где и когда появляется событийный ряд, не поддерживаемый традицией.

Письменность начиналась в Древности в формах рисуночных значков, способных удержать лишь то, что в малой степени отличается от общеизвестного. Продолжим "футбольный" пример. Допустим, требуется фиксация результатов футбольных матчей. Поскольку в этих случаях все, кто заинтересован в этих сообщениях, знают, о чем идет речь, достаточно построить довольно простую картинку, так называемую "пиктограмму", состоящую, например, из символов игравших команд, размещенных один над другим, считая, что вверху помещен символ команды-победительницы (повторенный по числу забитых голов), а внизу – проигравшей команды. В этом случае запись в форме «ДД/С» может обозначать победу команды «Динамо» над командой «Спартак» со счетом 2:1.

Начатая в Древности история систем письменности отражает исторически меняющееся соотношение традиционных (повторяющихся) и уникальных (конкретных) явлений цивилизации – в пользу последних.

ПРОСТРАНСТВО культуры Древнего мира формировалось под влиянием двух классов деятельности – мифо-ритуальной и внеритуальной, практической.

Первая из них – мифо-ритуальная деятельность – по природе своей групповая, и она развертывается в пространстве всего мира, с которым группа себя соотносит. Она унаследована от эпохи Архаики, ее конечная цель – консолидация коллектива, в данном случае, государства как формы коллективности. Отсюда проистекает хорошо известный «космизм» в самоописании государств Древнего мира: они развивали понимание себя как пространства единственно правильных человеческих общностей – в борьбе с врагами и под покровительством Вселенских сил.

В Древности впервые становится заметной пространственно-временная сфера внеритуальной деятельности, которая ограничивалась, в основном, сферой нарождавшегося частного обмена и частного значения (тогда как деятельность, имевшая признанную общественную значимость, по-прежнему осмысливалась в контексте мифо-ритуального пространства). Факт ссуды посевного зерна под будущий урожай осмысливался как единичный в «малом» пространстве договаривающихся сторон и во времени существовал всего несколько астрономических месяцев – от посева до сбора урожая, после чего навсегда исчезал. Но множество подобных единичных фактов в совокупности создавало в древнем обществе внеритуальную структуру пространства частных отношений. В то же время, традиционные занятия – такие как земледелие, ремесло, управление, материнство и даже приготовление пищи – имели свои священные прототипы и были ритуально "ответственны" за поддержание космического благополучия. Сосуществование двух хронотопов в эпоху Древности не воспринималось как конфликтное: хотя практика частного обмена была распространена, пространство, где правила жизни подчинены правилам обмена, было ограниченным.

Новые отношения коллективности, воплощение которых мы находим в государствах Древнего мира, складывались на базе новых мифологий эпохи Древности – новых коллективных "представлений о мире и месте человека в этом мире". Мифы Древнего мира прямо наследовали архаическим мифам, но их образно-символическая система стала несравненно более развитой; она и сегодня поражает щедрым разнообразием событий, сюжетов и персонажей.

Преобразование архаической мифологии в древнюю выразилось в смене значимых первособытий-прецедентов. Если в архаических мифах к числу первособытий относились преимущественно те, которые приводили к созданию Вселенной, людей и животных, то новые (нередко, обновленные) мифы Древности центр внимания переносят на первособытия, смысл которых в дарении людям основных навыков и ценностей Древней цивилизации. Согласно мифам Древности, ГЕРОИ КУЛЬТУРЫ, принесли людям огонь, технику обработки земли и изготовления продуктов, владение ремеслами, принципы государственной жизни (законы) и т.п. Например, у древних греков Триптолем, разъезжая по всему свету, засеял землю и обучил этому людей, а Прометей похитил символ цивилизации огонь у бога ремесла Гефеста. Шумерский бог Энки, почитавшийся также хеттами и хурритами как создатель людей, скота и зерна, создал, согласно мифам, плуг, мотыгу, форму для кирпича, кроме того он считался изобретателем садоводства, огородничества, льноводства, траволечения. В древнекитайской мифологии целый ряд персонажей-первопредков, представленных в мифах в качестве древних правителей, упоминаются в связи с добыванием огня (Суй-жень), изобретением рыболовной сети (Фу-си), средств передвижения – лодки и колесницы (Хуан-ди). Заслуги других мифических персонажей Древнего Китая заключались в обучении людей земледелию, рытью первых колодцев, в введении в китайскую цивилизацию глиняных сосудов и музыкальных инструментов, письменности и других нововведений, включая введение меновой торговли.

В движении народов от культуры Архаики к культуре Древности мифические представления о первопредках также подверглись существенному переосмыслению. В общем виде его суть в том, что на место первопредков-создателей мира приходят первопредки-властители, боги. Процесс этого перехода отражен в мифологиях как эпоха борьбы новых поколений богов со старшими божествами. В древнегреческой мифологии боги из младшего поколения олимпийцев во главе со своим родоначальником и главой Зевсом, сыном Кроноса, принадлежавшего к старшему поколению богов-титанов, рожденных землей Геей и небом Ураном, в гигантском сражении побеждают предков-титанов, олицетворявших стихии природы со всеми ее катастрофами, и устанавливают разумный и упорядоченный мир. В древнекитайской мифологии многорукий и многоногий Чий-ю (образ множественности и неупорядоченности природных сил) побежден в сражении государем Хуан-ди, установившем гармонию и порядок. В хурритской мифологии есть эпос "О царствовании на небесах", повествующий о борьбе и насильственной смене трех поколений богов. В шумеро-аккадских мифологии сюжеты "теомахии" (борьбы богов) отчасти заменены добровольным избранием всеми богами на роль своего вождя главного бога города Вавилона Мардука, победившего в космической битве создательницу первых богов богиню Тиамат.

Преображенные таким образом мифы больше соответствовали реалиям эпохи Древности. Боги – властители мира, установители и гаранты порядка в природе и среди людей, часто отождествлялись через миф с земными владыками – правителями, царями. У древних евреев до первого царя Саула бог Яхве обладал царскими титулами. Египетские фараоны считались божествами, прямыми потомками верховного божества египтян. Обожествлялись, т. е. почитались как божества, и древние шумерские цари. В других случаях владыки древних государств считались божественно назначенными на царство. В Нововавилонском царстве в начале первого тысячелетия до н. э. сложился ритуал ежегодных "выборов" царя во время празднования Нового года (март-апрель григорианского календаря). "В Новый год, – описывает эту церемонию современный исследователь, – из Барсиппы в Вавилон по каналу Нар-Барсиппа доставляли истукан бога Набу, главного бога Барсиппы. У вавилонских ворот бога Ураша истукан выгружали на сушу и в торжественной процессии через эти ворота по улице бога Набу переносили в храм Эсагилу, жилище бога Бэла, сыном которого считался бог Набу. Царь являлся в Эсагилу, слагал с себя царские инсигнии и, выполнив ряд церемоний, "брал руку бога Бэла" в присутствии бога Набу. После этого он считался избранным снова и получал назад знаки царского достоинства. Этот ритуал повторялся ежегодно, но обязательно при наличии истукана бога Бэла, истукана бога Набу и при участии царя. Без этих трех персонажей праздник Нового года не мог состояться".

Государства Древности, которые разрастались путем завоевания (присоединения) более слабых государственных образований в состав более сильных, сохраняли все множество местных богов-властителей в составе общегосударственного пантеона (гр. pan – все + theos – бог). Однако, главным из богов считалось божество, покровительствовавшее главному городу. В случаях перемены столиц менялись и верховные божества. "В вавилонских стенах имелось восемь ворот, которым придавалось священное значение. От каждых ворот внутрь города шел прямой и широкий проспект; он вел к одному из храмов города, а за воротами начиналась дорога в тот город, где особо чтился бог, чье имя носили ворота, проспект и храм в Вавилоне" . Таким образом, верховенство вавилонского бога Бэла-Мардука над другими богами вавилонского пантеона, представленное в мифо-ритуальной означенности, символизировало реальное административное и военное верховенство столичного города Вавилона над крупнейшими городами подвластной ему территории.

Верховенство, иначе говоря, власть, становится в эпоху Древности основным средством упорядочивания Космоса и общества. Принцип этого упорядочивания называют иерархическим – принцип подчинения по старшинству. Соответственно этому принципу вертикальная субординация становится теперь важнейшей в мифопоэтическом пространстве Древности. Если в эпоху Архаики первотворцы и первотворения отделены от текущего момента особым "временем Начала", то в эпоху Древности владыки мира отделены от текущей жизни недосягаемо высокой позицией в иерархии сил и власти. Мифо-ритуальный хронотоп сохранился, но вычленение наиболее священного по признаку положения во времени сменилось вычленением наиболее священного по признаку положения в пространстве. При этом верховенство в Космосе и обществе мифопоэтически сливалось. Власть вавилонского царя Хаммурапи преподносится как выражение божественной власти: "Когда Мардук направил меня, чтобы справедливо руководить людьми и дать стране счастье, тогда я вложил в уста страны истину и справедливость", – сказано во введении к знаменитым "Законам Хаммурапи".

Итак. Культура эпохи Древности является мифоорганизованной культурой. Мифы и ритуалы служат и здесь языком-интегратором, средоточием основных образов и представлений, организующих жизнь людей и народов, объединенных теперь в крупные – государственные – общности с соответствующими, государственными, мифами и ритуалами. Героем этой культуры становится владыка – царь или божество (царь богов или земное божество, "владыка четырех сторон света"), в котором сочетаются признаки первотворца-дарителя (Хаммурапи "дарит" свои законы) и управителя мира и страны. В пространстве мифов Древности начинает преобладать вертикальный образ расстановки мировых сил, а во временных представлениях начинает складываться образ вечности как свойства, обладание которым отличает властителей мира (например, фараонов).

Сложная и длительная история Древнего мира завершается существованием Римской империи (до V века н. э. ), в которой основные свойства культуры Древности достигли предельного развития. Римляне сознавали это, и это сознание питало их гордость и их традиционализм. В культуре "Римского мира" ("Pax Romana") мы найдем и сложную мифологию Римского государства, и его пантеон, воплощенный даже в реальном сооружении с тем же названием, и обожествленного после смерти императора, и представление о Риме как "Вечном городе". Вместе с тем, в римской жизни шире, чем где-либо в Древности, развернулось внемифо-ритуальное, практическое, регулируемое правом, пространство частной жизни. В сравнении с другими культурами эпохи Древности, римский практицизм составляет одну из самых заметных для нас особенностей этой культуры, особенностей "римского духа".

В пору, когда Рим был сильнейшей державой известного тогда мира, сочетание этих двух разнородных культурных пространств в жизни одного общества составляло его преимущество перед другими народами. Однако, впоследствии сильное развитие обоих обнаружило их противоречивость: рост имперской идеологии подавлял правовое сознание, практицизм ослаблял религиозность римлян. И этот конфликт был в числе тех, которые привели к гибели римской государственности.

После падения Рима и завершения эпохи Древности сложился и стал господствующим средневековый тип культуры.

©timpa.ru