ИСТОРИЯ ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЙ ЭТНОГРАФИИ

§ I. Общие сведения по истории восточнославянской этнографии.

Изучая восточнославянскую этнографию, можно выделить два периода: 1) начальный этап этой науки и 2) период научного сбора материалов. Естественной границей между обоими периодами является 1847 год — год основания Русского географического общества, которое начало свою деятельность с систематического сбора этнографических материалов и разработало для этой цели специальную программу.

Для истории восточнославянской этнографии особенно характерны тесный симбиоз со смежными науками, преимущественный интерес к фольклору и преобладание любителей над специалистами.

В то время как в XVIII в. вновь возникшая наука — русская этнография в работах путешественников-натуралистов теснейшим образом связана с естественными науками, в XIX в. она опирается на фольклор, диалектологию, славистику, землеведение, статистику, историю и археологию, а в наши дни — на социально-экономические науки и краеведение.

Такая недифференцированность обычно является естественным следствием недостаточного развития отдельных отраслей знаний. В данном случае, однако, существовали и особые причины. В России центрами специальных научных исследований служили соответствующие кафедры университетов и учреждения Академии наук. Однако нигде не было кафедры этнографии. Ученые, работавшие в области этнографии, представляли в университетах другие дисциплины, например русскую и западноевропейскую литературу, как А. Н. Веселовский, В. Ф. Миллер, А. Н. Пыпин, Н. Ф. Сумцов, А. А. Лобода, М. Н. Сперанский, Е. В. Аничков, братья Б. и Ю. Соколовы, А. М. Путинцев и др.; восточнославянские языки, как А. А. Шахматов, А. И. Соболевский, Е. Ф. Карский, М. Г. Халанский, Д. К. Зеленин; славистику, как В. И. Ламанский,
А.  Л. Погодин, или историю, как И. Н. Смирнов в Казани. Нет поэтому ничего удивительного в том, что они нередко пытались объединить этнографические исследования с предметом своих основных занятий.

В связи с отсутствием в прошлом кафедр русской этнографии, созданных лишь в самые последние годы, все научные исследования в области этнографии России сосредоточивались в ученых обществах. Из них следует назвать Этнографическое отделение Русского географического общества в Петербурге, Этнографический отдел Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, Историко-филологическое общество при Харьковском университете, Общество истории, археологии и этнографии при Казанском университете, а за пределами России — Научное общество имени Шевченко во Львове. Эти общества основали первые русские этнографические журналы: «Этнографическое обозрение» в Москве в 1889 г., «Живую старину» в Петербурге с 1890 г., «Матеріяли до українсько- руської етнології» во Львове с 1899 г. Ранее эти же общества издавали «Записки РГО по отделению этнографии» с 1867 г., «Труды этнографического отдела» в Москве с 1866 г., «Етнографічний збірник Наукового товариства імені Шевченка» во Львове с 1895 г. Примечательно, что первые тома «Записок РГО по отделению этнографии» содержали также чисто археологические статьи; так, например, в томе 9 за 1882 г. (с. 1 — 164) была опубликована большая работа И. С. Полякова «Исследования по каменному веку в Олонецкой губернии, в долине Оки и на верховьях Волги». В журнале «Живая старина» диалектологические статьи встречаются так же часто, как этнографические. С другой стороны, в языковедческих русских журналах иногда появлялись статьи этнографического характера — например, в «Филологических записках» в Воронеже и в «Русском филологическом вестнике». Еще в 1925 г. мы находим в украинском этнографическом журнале «Записки Етнографічного товариства» в Киеве (кн. I, с. 37—41) чисто языковедческую статью В. С. Ганцова «Чергові завдання української діялектольогії» («Очередные задачи украинской диалектологии» ).

Помимо ученых обществ центрами развития русской этнографии являлись этнографические музеи. Однако музеи приобрели такое значение лишь совсем недавно, так как в России долгое время господствовало представление о музеях исключительно как о кунсткамерах, т. е. собраниях раритетов и всевозможных курьезов. Молодые этнографы получали в музеях только практическую подготовку, при полном отсутствии какой бы то ни было теории. Подобную же практическую подготовку дала многим этнографам, например П. П. Чубинскому, П. С. Ефименко, А. А. Макаренко, политическая ссылка, заставившая их жить в иноэтнической среде.

 

§ II. Сбор этнографических материалов о восточных славянах в целом.

Нет необходимости долго задерживаться на начальном этапе русской этнографии, который характеризуется работами самоучек: И. П. Сахарова (1807—1863), автора книги «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков» (Ч. І —III. СПб., 1836, 1837), и А. В. Терещенко (1806—1865; см. ниже, §6). Из работ этого времени только книги И. М. Снегирева (1797—1868) «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» (Вып. І — IV. М., 1837 — 1839) и «О лубочных картинках русского народа» (М., 1844; 2-е изд., 1861 г.) сохранили некоторое значение до наших дней.
В 1847 г. только что основанное Русское географическое общество в Петербурге опубликовало свою этнографическую программу и обращение ко всем, интересующимся этнографией, с предложением присылать в Общество описания и материалы. Живейшее участие в составлении этой программы принимал Н. И. Надеждин (1804—1856); в ней отводится надлежащее место и материальной культуре. По всей стране, главным образом в центральных губерниях европейской части России, было распространено более 7000 экземпляров этой этнографической программы и опросных листов. Опросные листы имели большой успех: ежегодно стали поступать сотни ответов; к 1852 г. их было 1290, среди которых многие оказались весьма обстоятельными и исчерпывающими.
Часть наиболее ценных описаний народного быта, поступивших в ответ на опросные листы, была без сокращений опубликована в журнале РГО «Этнографический сборник» (вып. 1—4. СПб., 1853—1864). Редакторами этого журнала были Н. И. Надеждин, К. Д. Кавелин (1818—1885), Н. В. Калачов (1819—1885) и В. И. Ламанский (1833—1915). Наиболее обстоятельные и значительные описания народной жизни принадлежали Н. Анимелле — «Быт белорусских крестьян» (вып. 2. СПб., 1854, с. 111—268) и А. Машкину — «Быт крестьян Курской губернии, Обоянского уезда» (вып. 5. СПб., 1862, с. 1 — 119). Недостатком этого ценного журнала является отсутствие иллюстраций.
Основная часть описаний, полученных Географическим обществом в ответ на вопросник, осталась неопубликованной. Эти рукописи составили особый ученый архив и дали обширный материал русским фольклористам, например В. И. Далю, А. Н. Афанасьеву, П. А. Бессонову, И. Я. Худякову, Л. Н. Майкову, А. М. Смирнову. Однако сведения о материальной культуре народа никем использованы не были, и в настоящее время они частично вошли в незаконченную работу Д. К. Зеленина «Описание рукописей Ученого архива ΡГΌ» (вып. 1. Пг., 1914, 10+1-483 с.; вып. 2. Пг., 1915, 4+ +485-988 с.; вып. 3. Пг., 1916, 4+989-1279 с.)1.

1 Далее — ОР РГО.

Этнографическая программа, опубликованная в 1847 г. Географическим обществом, вызвала приток материалов не только в само Общество, но и в провинциальные издания. В то время как для сельских жителей, в том числе и помещиков, она послужила толчком, заставившим их обратиться к описанию народной жизни и сбору этнографических материалов, для редакций официальных местных газет, выходивших с 1839—1849 гг. во всех губернских центрах под названием «Губернские ведомости», она стала стимулом к публикации таких материалов. Поэтому в «Губернских ведомостях» 50-х и 60-х годов, а иногда и позднее мы находим целый ряд описаний местного народного быта, особенно свадебных и похоронных обрядов и т. п., причем во многих провинциальных газетах была опубликована и сама программа РГО.
Основанные вскоре после этого во всех губернских городах статистические комитеты, главной задачей которых было статистическое изучение соответствующих губерний, проявляли к этнографическим описаниям не меньший интерес и помещали ценный этнографический материал в своих «Памятных книжках», «Трудах», «Сборниках», «Календарях», особенно в 1860—1880-х годах.
Позднее в роли собирателей и издателей местных этнографических материалов стали выступать Архивные комиссии некоторых губерний, также отводившие этнографии второстепенное место, после археологии и истории. Наконец, в последнее время, после революции 1917 г., сбором, а отчасти и изданием этнографических материалов занялись местные музеи и краеведческие организации.
В области исторической этнографии труды более общего характера принадлежат А. А. Шахматову (см. ниже, § 6) и Л. Нидерле. Последний посвятил восточным славянам один том своего монументального труда «Slovanské starožitnosti» («Славянские древности». Т. IV. Praha, 1924, исторический раздел). Кроме того, в этой области работали языковеды, такие, как А. И. Соболевский, Е. Ф. Карский, А. Е. Крымский, а также историки — раньше М. П. Погодин, а в наши дни Дм. Багалей и М. С. Грушевский.

§ III. Работы мифологической школы.

Исследования обобщающего характера появляются редко. Кроме того, обычно они посвящены не всем восточным славянам, а отдельным восточнославянским народам (см. §§ VI—VIII). В таких работах основное внимание уделяется религии и обычаям восточных славян. Старая работа А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу. Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифологическими сказаниями других родственных народов» (т. I. М., 1865, 800+3 с.; т. II, М., 1868, 4+784+ІѴ с.; т. III, М., 1869, ѴІІ+840+2 с.) в свое время имела большое значение, однако давно уже утратила всякую научную ценность. А. Н. Афанасьев был наиболее последовательным сторонником мифологической школы, возводившей все земное к небесному началу. Теории Гримма, Шварца и Макса Мюллера доведены им до крайности. В своих работах Афанасьев использовал статьи из малодоступных русских провинциальных изданий, однако даже пользоваться его трудами только как собранием материалов также не рекомендуется, так как он не всегда разграничивает объективное изложение фактов и собственные субъективные выводы.
Почти то же самое можно сказать о небольших мифологических работах известного украинского филолога А. А. Потебни (1835— 1891) «О мифическом значении некоторых обрядов и поверий. I. Рождественские обряды. II. Баба-Яга. III. Змей, волк, ведьма». (ЧОИДР. М., 1865, кн. II, с. 1-84; кн. III, с. 85-232; кн. IV, с. 233—310); «О доле и сродных с нею существах» (Древности. Труды Московского археологического общества Т. I, вып. 2. М., 1867, с. 153—196); «О купальских огнях и сродных с ними представлениях» (Там же, т. I. М., 1867, вып. 3 [май, июнь], с. 97— 106 и вып. 4 [июль—август], с. 145—153).
Некоторые из трудов Н. Ф. Сумцова (1854—1922) также проникнуты идеями мифологической школы, однако в меньшей степени и притом только ранние. Позднее он освободился от влияния этой школы. Многие работы Сумцова посвящены исключительно украинскому народному быту (§ VI). Из других его сочинений следует назвать «Хлеб в обрядах и песнях» (Харьков, 1885, 137 с.); «Культурные переживания» (Киев, 1890, 408 с.) — двести небольших статей, которые печатались в журнале «Киевская старина» в 1889 и 1890 гг.; «О свадебных обрядах, преимущественно русских» (Харьков, 1881, 206 с.).
§ IV. А. Н. Веселовский и Д. Н. Анучин, а отчасти В. Ягич и В. Ф. Миллер (1848—1913) направили этнографические исследования по новому пути: от метода мифологического они перешли к культурно-историческому. А. Н. Веселовскому мы обязаны главным образом историко-литературными трудами и исследованиями устной народной традиции. Однако и в них, особенно в сочинении «Разыскания в области русских духовных стихов» (вып. 1—6, СПб., 1879—1891), изданном в качестве приложений к томам «Записок отделения русского языка и словесности Академии наук», и в других его работах разбросано множество материалов и замечаний о русских народных обрядах и верованиях, о странствующих музыкантах и т. п. В меньшей мере это относится к работе В. Ягича (1838—1923) «Die christlich-mythologische Schicht in der russischen Volksepik» («Христианско-мифологический пласт русского народного эпоса». — ASPh. 1875, Bd 1, с. 82—133). Из работ А. Н. Веселовского следует еще упомянуть «Гетеризм, побратимство и кумовство в купальской обрядности» (ЖМНП, ч. 291, СПб., 1894, февраль, с. 287—318), «Судьба-доля в народных представлениях славян» и многие другие. Из трудов Д. Н. Анучина (1843— 1923) назовем «Сани, ладья и кони как принадлежности похоронного обряда. Археолого-этнографический этюд» (Древности. Труды Московского археологического общества. Т. XIV. М., 1890, с. 81-226).

Все названные исследования окончательно утвердили в русской научно-этнографической литературе сравнительно-исторический метод. Им пользуются все современные ученые в области восточнославянских верований и обрядов. См.: Аничков Е. В. Весенняя обрядовая песня на западе и у славян. Ч. I. От обряда к песне. СПб., 1903, XXVІІІ+392 с. (ОРЯС, т. LXXIV, № 2); он же. Язычество и древняя Русь. Пг., 1914, XXXVIII+350+ 11 с. (Записки историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета, ч. СХѴІІ); Харузина В. К вопросу о почитании огня. — ЭО, LXX— LXXI, 1906, № 3—4 и др.; Богданов В. Древние и современные обряды погребения животных. — Там же, СХІ—СХІІ, 1916, № 3—4, с. 86—122, и др.; Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Вын. I. Умершие неестественной смертью и русалки. Пг., 1916, 312 с.; он же, Русские народные обряды со старою обувью, ЖС, XXII, 1913, вып. 1—2, с. 1 — 16 и др.; Максимов А. Несколько слов о куваде — ЭО, XLIV, 1900, № 1, с. 90—105, и др. Следует назвать еще работу финского ученого В. Мансикка «Die Religion der Ostslaven. Т. I. Quellen» («Религиозные верования восточных славян. Т. I. Источники»). Helsinki, 1922, 408 с., а также книгу Л. Нидерле «Život starých slovanů. Základy kultur- nich starožitnosti slovanských». («Жизнь древних славян. Основы древнеславянской культуры»), второй том которой (Praha, 1916) посвящен славянской мифологии.

§ IV. Последующие труды, посвященные духовной культуре восточных славян. § V. Исследования в области материальной культуры восточных славян.

Значительно меньше работ посвящено материальной культуре восточных славян. Здесь еще больше бросается в глаза преобладание описания над исследованием. Изучением восточнославянского жилища занимались главным образом немецкие ученые: К. Рамм и В. Герамб (см. ниже, § 119). Труды А. Харузина посвящены преимущественно белорусскому жилищу: «Славянское жилище в Северо-западном крае. Из материалов по истории развития славянских жилищ» (Вильна, 1907, 341 с., ил.). Книга М. Кра- совского «Курс истории русской архитектуры. Ч. I. Деревянное зодчество» (Пг., 1916, 402, 6 с.) — работа архитектора, а не этнографа; она посвящена в основном церковному зодчеству.
Ряд исторических работ посвящен одежде восточных славян: «История русской одежды» П. К. Степанова, из которой вышел только первый выпуск, об одежде скифо-сарматской эпохи (Пг., 1915—1916, 34 с.); работа С. Стрекалова «Русские исторические одежды» (Вып. I. СПб., 1877, 25 с., 27 табл. ил.) охватывает период с X по XIII в. В. А. Прохоров в своей книге «Материалы по истории русских одежд и обстановке жизни народной» (СПб., 1881, 36 с., ил.) рассматривает историю русской одежды по XII в. включительно, а в своей работе «Русские древности» (СПб., 1876, 50 с., 44 рис.) дает подробное описание русской одежды XVI и XVII вв. Самая большая подборка материалов по одежде восточных славян содержится в книге В. Ф. Миллера «Систематическое описание коллекций Дашковского этнографического музея» (Вып. III. М., 1893, III, 224 с.).
До самого последнего времени этнографы почти совсем не интересовались хозяйственными занятиями восточных славян. Сведения о них приходится искать в работах агрономов и экономистов, главным образом в периодических изданиях Петербургского Вольного экономического общества и особенно в земских сборниках статистических сведений. Стоящее особняком этнографическое исследование Д. К. Зеленина «Русская соха, ее история и виды. Очерк из истории русской земледельческой культуры» (Вятка, 1907, 189, IV с., 23 чертежа) содержит перечень литературы.
Несколько больше внимания было уделено рыболовству, изучением которого довольно много занималось Министерство земледелия и государственных имуществ. В 1860—1875 гг. оно выпустило девять объемистых томов «Исследования о состоянии рыболовства в России», с приложением четырех альбомов иллюстраций. В дальнейшем оно опубликовало ряд монографий, посвященных рыболовству на разных реках; этнограф найдет здесь обширный материал о технике рыбной ловли, особенно в монографиях Н. А. Верпаховского, И. Д. Кузнецова, А. А. Макаренко и др. В исследовании У. Т. Сирелиуса «Über die Sperrfischerei bei den fin- nisch-ugrischen Völkern» («Лов рыбы речными заграждениями у финно-угорских народов», Helsingfors, 1906, 485 с.) отведено место и севернорусскому рыболовству (с. 328 и сл.).
Это же министерство издало обобщающий труд об охоте: Силантьев А. А. Обзор промысловых охот в России. СПб., 1898, 619 с. с иллюстрациями, картами и библиографией.
В 1872 г. Департамент торговли и мануфактур при Министерстве финансов создал комиссию для изучения так называемых кустарных промыслов (название которых, очевидно, происходит от немецкого слова Kunst). В состав этой комиссии вошли и представители ученых обществ. Комиссия с 1879 по 1888 г. опубликовала 16 томов под общим названием «Труды комиссии по исследованию кустарной промышленности в России» (СПб., Вып. 1 — 16). Как бы в качестве продолжения этого издания Отдел сельской экономии и сельскохозяйственной статистики при Министерстве земледелия выпустил в Петербурге в 1913 г. 4 тома с иллюстрациями «Кустарная промышленность России. Разные промыслы». Значительно меньше дают этнографу «Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России» (Т. 1-Х. СПб., 1892— 1912). Что же касается описания отдельных отраслей кустарных промыслов, то их очень много, причем преобладают статистическо- экономические материалы. Указатель этих работ имеется в книге Д. К. Зеленина «Библиографический указатель русской этнографической литературы о внешнем быте народов России. 1700—1910» (СПб., 1913, гл. V «Хозяйственный быт»),
О   русском народном искусстве, которое так тесно связано с материальной культурой, существует очень большая литература, однако лишь немногие из этих работ представляют этнографический интерес. Таковы исследования В. Воронова «Крестьянское искусство» (М., 1924, 139 с. с ил.), В. Стасова «Русский народный орнамент. Шитье, ткани, кружева» (Вып. I. СПб., 1872, 25 с. с ил.) — книга, в которой сделана попытка полностью возвести русский орнамент к финскому и персидскому, А. А. Бобринского «Народные русские деревянные изделия. Предметы домашнего, хозяйственного и отчасти церковного обихода» (Вып. 1 — 12. М., 1910—1914), Н. Симакова «Русский орнамент в старинных образцах тканей, эмали, резьбы по дереву и кости, чеканного, литейного и гончарного дела» (Вып. І — II. СПб., 1882), С. Писарева «Древнерусский орнамент, с X по XVIII в. включительно, на парчах, набойках и других тканях» (СПб., 1903, 2 отд. л. текста, 213 л. изобр.).

§ VI. Украинская этнография.

До сих пор речь шла только о тех этнографических работах, которые относились одновременно ко всем восточнославянским народам или к нескольким из них. Что же касается отдельных восточнославянских народов, то, пожалуй, наибольшее внимание в этом отношении было уделено украинцам. Во всяком случае, имеется разностороннее научное исследование Ф. Волкова по украинской этнографии «Этнографические особенности украинского народа» в сборнике «Украинский народ в его прошлом и настоящем» (Т. II. Пг., 1916, с. 455—647, с ил.). Несмотря на крайнюю сжатость, а местами и схематичность изложения, этот свод этнографических материалов о жизни украинцев весьма полезен.
Подъем национальной культуры украинцев после основания самостоятельной Украинской Советской Республики до сих пор не стимулировал развитие этнографической литературы. Правда, в 1925 г. в Киеве были основаны два этнографических журнала, однако пока что каждый из них представлен лишь одним не слишком большим выпуском. Речь идет о журнале «Етнографічний Вісник», который начала издавать под редакцией А. М. Лободы и В. П. Петрова этнографическая комиссия Украинской Академии наук, и о «Записках Етнографічного Товариства», первый томик которого выпустило Этнографическое общество в Киеве.
Из современных киевских этнографов изучением материальной культуры занимаются главным образом местные музейные работники А. Онищук и Л. Шульгина, авторы статей о физическом воспитании детей, о пчеловодстве и о пасхальных обрядах; специалисты по искусству. В. Щербакивский, автор работы «Українське мистецтво. І. Деревляне будівництво та різьба на дереві» («Украинское искусство. I. Деревянное строительство и резьба по дереву») (Львів — Київ, 1913, IV, 127 ил.) и ряда других исследований, Д. Щербакивский, Н. Макаренко. Народной музыкой занимается Кл. Квитка, автор книги «Народні мелодії» (Ч. І, Київ, 1917, с. 1-128 и ч. II, Київ, 1918, с. 129-229).

В Киеве центром этнографических исследований раньше был журнал «Киевская старина», выходивший в 1882—-1906 гг. (см. «Систематический указатель» к этому журналу И. Ф. Павловского и В. А. Щепотьева, Полтава, 1911). Затем стало издавать свои «Записки» Украинское ученое общество. Еще раньше в Киеве научно-этнографические интересы концентрировались в 1861 — 1862 гг. вокруг журнала «Основа», а в 1873—76 гг. — вокруг Юго- Западного отдела Русского географического общества, выпустившего два тома своих «Записок».
В теперешней столице Украины Харькове украинской этнографией занимаются только молодые ученые В. Е. Билецкая (§ 87) и Р. С. Данковская. Украинское искусство изучают С. Тарану- шенко, автор книг «Старі хати Харкова» («Матерьяли до історії україньского мистецтва. Вып. І. Будівництво». Харків, 1922, 16 с., 27 табл., ил.), «Хата по Елисаветинському пр. під ч. 35 в Харкові» (Харків, 1921, 60 с., 12 табл. ил.), «Пам’ятки мистецтва старої Слобожанщини» (Харків, 1922, 114 табл. и ил.), и его ученики. Однако раньше, в 1877—1922 гг. центром этнографической науки в Харькове являлось Историко-филологическое общество при университете. Здесь работали Н. Ф. Сумцов (§ III), который помимо многочисленных статей, посвященных отдельным вопросам украинской этнографии, написал обширный труд «Слобожане. Історично-етнографічна розвідка» (Харків, 1918, 240 с.), В. В. Иванов, издавший сборник «Жизнь и творчество крестьян Харьковской губернии. Очерки по этнографии края» (т. I. Харьков, 1898, I, XXXII, 1011 с.), П. В. Иванов (1837—1926), автор книги «Жизнь и поверья крестьян Купянского уезда, Харьковской губернии» (Харьков, 1907, 216, IX с. Сб. ХИФО. 1907, т. XVII) и других работ (см. § 137, 145 и 170).
В Екатеринославе работали этнографы Дм. Эварницкий и В. А. Бабенко (§ 87). В Полтаве значительный вклад в изучение местных кустарных промыслов внесли земские чиновники В. И. Василенко, М. А. Русов, С. И. Лисенко и И. А. Зарецкий (§ 55, 87, 110, 119). В Чернигове в 1869—1905 гг. издавался «Земский сборник Черниговской губернии», в котором было напечатано много статей этнографического содержания. В Житомире на Волыни Общество исследователей Волыни издавало свои «Труды», а после 1917 г. — «Праці», в которых этнографический материал принадлежит перу В. Г. Кравченко (т. V, XII, XIV; см. § 22).
Львов со своим Научным обществом им. Шевченко издавна являлся центром украинской этнографии (§1). Здесь работали Хв. Вовк (Ф. К. Волков, 1847—1918) — см. § 87 и 137, издатель с 1899 г. журнала «Матеріяли до українсько-руської етнольогії», В. Гнатюк (см. ниже — § 55, 87, 137), Я. Ф. Головацкий (§ 100),
В.   Шухевич (§87), А. Онищук, Ф. Колесса, М. Зубрицкий (1856—1919), М. Могильченко, В. Пещанский, А. Ригель и др.
Одним из центров украинской этнографии по-прежнему остается Ленинград. Здесь работают В. Перетц, председатель Украинского научного общества; В. Данилов (см. § 137 и 145); В. Г. Кры- жановский (§87); И. Абрамов (§64); К. Копержинский, А. Зарембский, Н. Фриде, а раньше — Н. Коробка (1872 — 1921), К. Шероцкий (1886—1919) — автор книги «Старовинне мистецтво на Україні» (Киев, 1918) и др. Здесь в 1776 г. вышла в свет одна из первых работ по украинской этнографии «Описание свадебных украинских простонародных обрядов, в Малой России и в Слободской Украинской губернии, також и в Великороссийских слободах, населенных малороссиянами употребляемых, сочиненное Григорьем Калиновским, армейских пехотных полков, состоящих в Украинской дивизии, прапорщиком» (СПб., 1776), которая впоследствии была перепечатана в «Архиве историко-юридических сведений, относящихся до России, издаваемом Николаем Калачовым» (Кн. 2. М., 1854, отделение VI, с. 75—88) и в «Харьковском сборнике» (Вып. 3. Харьков, 1889, с. 163—174).
Особую роль в истории украинской этнографии сыграла экспедиция, организованная в 1869—1870 гг. Русским географическим обществом. Ее возглавлял II. П. Чубинский (1839—1884). Результатом этой экспедиции явилось семитомное издание: «Труды этно- графическо-статистической экспедиции в Западно-русский край, снаряженной Русским географическим обществом. Юго-западный отдел. Материалы и исследования, собранные П. П. Чубинским» (СПб., 1872-1877).
Не менее существенный вклад в изучение украинского народа внесли польские ученые, особенно в 1860-е годы, когда в польском обществе усилилась так называемая «хлопомания», т. е. демократическое стремление молодежи сблизиться с украинским простым народом. Описанию украинского народа посвящены следующие книги: Oskar Kolberg. Pokucie. Obraz etnograficzny. Т. 1 —IV. Krakow, 1882—1889; Nowoselski A. Lud ukraiński (jego piesni, bajki, podania, kleclidy). Т. I. Wilno, 1857, X. 282 c.; Rulikowski E. Opis powiatu Wasilkowskiego I. Warszawa, 1853, 243 с.1. Ряд этнографических статей об Украине появился в журнале Краковской Академии наук «Zbior wiadomsci do antropologii krajowej» (1879 — 1889). В нем печатали свои работы О. Кольберг, И. Коперницкий, А. Подберезский, С. Рокоссовская, Ф. Колесса, Юз. Мошиньская, Г. Поповский, И. Земба, Т. Жулиньский и др. Несколько работ по украинской этнографии напечатано также в польском журнале «Wisla» (т. IV) и др.

1 Кольберг О. Покутье. Этнографическое описание. Новосельский А. Украинский народ (его песни, сказки, легенды, предания). Руликовский Э. Описание Васильковского повета. — Ред.

§ VII. Белорусская этнография.

Центрами современной духовной жизни белорусов являются города Минск (столица Белорусской Советской Республики), Витебск и Смоленск. Однако крупнейшие авторитеты в области белорусской этнографии находятся в Ленинграде; это академик Е. Ф. Карский и сотрудник этнографического отдела Русского музея в Ленинграде А. К. Сержпутовский. Хотя многотомный труд Е. Ф. Карского «Белоруссы» (см. § 6) посвящен главным образом белорусскому языку, однако он является также и серьезным исследованием по белорусской этнографии, не затрагивая лишь материальную культуру. Таковы т. I. — «Введение в изучение языка и народной словесности» (Варшава, 1903, Х+466 с., с 2 картами) и т. III — «Очерки словесности белорусского племени. I. Народная поэзия» (М., 1916, Ѵ+557 с.). В первом томе приводится этнографическая карта белорусов, вышедшая в 1917 г. в несколько измененном виде отдельным изданием (см. § 6). Ср. также последнюю работу Е. Карского «Geschichte der weissrussischen Volks-dichtung und Literatur» (Berlin und Leipzig, 1926, X, 202 c.) «Grundriss der slavischen Philologie und Kulturgeschichte» 1.
А. К. Сержпутовский, автор многочисленных ценных статей о материальной культуре и обычаях белорусов (см. ниже, § 22, 35, 55), в настоящее время работает над обширным трудом, посвященным белорусской этнографии 2.
Об исследованиях в области белорусской этнографии Н. А. Ян- чука и М. В. Довнар-Запольского см. ниже, § 6.
В Минске помимо университета имеется научно-исследовательский Інстытут Беларускай культуры (основан в 1922 г.), однако он до сих пор не выпустил ни одной работы по белорусской этнографии. С 1925 г. Центральное бюро краеведения в Минске издает журнал «Наш край» 3. В Витебске Институт краеведения Витебского округа начал издавать нерегулярно выходящий сборник «Ві- цебшчына» под редакцией М. Каспяровича; первый том вышел в 1925 г. Ученые, занимающиеся здесь этнографией, — И. П. Фурман, автор труда «Крашаніна, Матар’ялы да гісторыі яе ў Віцебш- чыне» (Віцебск, 1925, 30 с., XXV табл.), М. Каспярович, автор работы «Народны арнамэнт» (Віцебск, 1925, 30 с., XXV табл.) и др.
В Смоленске кроме Государственного университета есть еще два государственных музея, выпустивших в 1924 г. первый выпуск журнала «Труды Смоленских государственных музеев». В нем среди прочих статей напечатана ценная работа Е. Н. Клетновой «Символика народных украс Смоленского края» (с. 111 — 126, 3 табл. ил.). В настоящее время ученые-этнографы Смоленска работают главным образом в области искусства — например, Е. Клетнова, С. Ширяев, М. Щакацихин, Н. Ефимов.
В прежних губерниях с белорусским населением центром изучения этнографии был город Вильна (ныне — Вильнюс).

1  «История белорусского фольклора и литературы» в серии «История славянской народной поэзии и литературы». — Ред.

2  Имеется в виду многотомник «Быт белоруса», оставшийся неизданным (сост. Бондарчук В., Федосик А., Сержпутовский А. К. Минск, 1966, с. 37).— Ред.

3  С 1931 г. журнал стал называться «Савецкая Краіна». — Ред.

Здесь еще в 1867 г. был основан Северо-западный отдел РГО, просуществовавший до 1876 г. и затем возрожденный в 1910 г., когда вышла в свет первая книга «Записок Северо-западного отдела РГО». В 1904—1910 гг. Виленское генерал-губернаторство издавало «Виленский временник». Две первых книги (1904—1907) содержали такие ценные работы, как первый том книги Е. Ф. Карского «Белоруссы. Введение в изучение языка и народной словесности» (Кн. 1, 466 с.), «Славянское жилище в Северо-западном крае» Ал. Харузина (Кн. 2, с. 161—501, 202 ил.) и сочинения Н. Я. Ники- форовского: «Нечистики. Свод простонародных в Витебской Белоруссии сказаний о нечистой силе», «Описание крестьянского жилого дома в дер. Загорье, Волковыского уезда, Гродненской губ.» и «Сведения о белорусских крестьянских постройках в Вилейском уезде Виленской губ.» (там же, с. 3—103, с. 105—136 и с. 137— 160).
Н. Я. Никифоровский (1845—1910) посвятил свою деятельность Витебской Белоруссии. Он был одним из лучших исследователей материальной культуры. Так как в Витебске не издавались никакие журналы, он публиковал свои этнографические работы на страницах газеты «Витебские губернские ведомости» 1. Впоследствии они вышли в виде отдельных изданий; это книги «Очерки простонародного житья-бытья в Витебской Белоруссии и описание предметов обиходности. (Этнографические данные)» (Витебск, 1895, VIII+548+CLIV с., 1 карта, 4 чертежа в тексте) и «Простонародные приметы и поверья. Суеверные обряды и обычаи, легендарные сказания о лицах и местах» (Витебск, 1897, 348 с.). На страницах «Полоцких епархиальных ведомостей», № 10—22 за 1903 г., печаталась его работа «Освященные предметы и отношение к ним простонародья Витебской Белоруссии». В специальном журнале «Этнографическое обозрение» в 1892—1899 гг. были помещены восемь его статей под общим названием «Очерки Витебской Белоруссии» (см. ниже, § 145).
Подобным же образом публиковал свои работы другой выдающийся белорусский этнограф-собиратель Е. Р. Романов (начиная с 1898 г. в «Могилевских губернских ведомостях», а в 1889— 1896 гг. в «Витебских губернских ведомостях»). Кроме того, он с 1886 по 1912 г. выпустил девять томов своего труда «Белорусский сборник» (Киев—Вильна—Витебск). Эту работу он посвятил главным образом фольклору Могилевской губернии, и только 8-й ее выпуск «Быт белорусса» (Вильна, 1912) содержит описание белорусской народной жизни (см. ниже, § 22). Этнографические материалы из Могилевской губернии содержатся также в книге А. С. Дембовецкого «Опыт описания Могилевской губернии» (Кн. 1—3. Могилев-на-Днепре, 1882—1884).

1 В 1894-1895 гг. - Ред.

Белорусам Смоленской губ. посвящены работы В. Н. Добровольского. Основные из них упомянуты ниже (§ 55, 87, 137, 170); они печатались главным образом в изданиях Русского географического общества. Белорусами Черниговской губ. занимались М. Н. Косич и Г. Н. Есимонтовский (см. ниже, § 64 и 119). М. Н. Косич, кроме того, написала работу «Литвино-белорусы Черниговской губернии, их быт и песни» (ЖС, XI, 1901, вып. 2, отд. II, с. 221—260 и вып. 3—4, отд. ІІ, с. 1—88).
Белорусам Минской губернии посвящен труд Н. А. Янчука «По Минской губернии, заметки из поездки в 1886 г.» в «Трудах Этнографического отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете» (т. IX, 1889, с. 57—112). О них же написан ряд статей А. Васильева в газете «Минские губернские ведомости» (1877—1879) и в «Виленском вестнике» — о свадебных и погребальных обрядах, календарных праздниках и внешнем быте (1880 — 1881 и 1885 гг.) и, кроме того, статья Е. А. Ляцкого «Представления белоруса о нечистой силе» в ЭО (VII, 1890, § 4, с. 25—41).
Этнографические работы М. В. Довнар-Запольского собраны в первом томе его книги «Исследования и статьи» (Киев, 1909, т. I,

  1. 486, 1 с.); наиболее ценная — «Белорусская свадьба в культурно-религиозных переживаниях» (с. 61 — 146). Эта статья печаталась по частям в ЭО (XVI, 1893, № 1, с. 61—88, № 2, с. 47— 63, №4, с. 26—33). М. Федоровский (М. Fedorowski) в книге «Lud białoruski na Rusi Litewskiej. Materialy do etnografii slawiańs- kiej, zgromadzone w latach 1877 — 1891». Т. I. «Wiara, wierzenia
  2. przesady ludy z okolic Wołkowyska, Słonima, Lidy i Sokołkі» 1 (Kraków, 1897) дает богатый материал о верованиях белорусов.

Дальше в соответствующих разделах даются ссылки на труды П. В. Шейна (§ 35, 119, 155), Н. Анимелле, Ю. Ф. Крачковского, и И. Еремича (§ 22), А. Киркора (§ 55), А. Богдановича (§ 155) и П. Демидовича (§ 178).

§ VIII. Современная русская этнография.

Этнографическая литература о русских, разумеется, обширней, чем об украинцах. Россия занимает значительно большую территорию, чем Украина, и народный быт здесь гораздо разнообразней, тем более что, в сущности, мы имеем дело с двумя самостоятельными русскими народностями (см. ниже, § 2). Отсутствие обобщающей работы по этнографии русских дало нам право поставить Украину на первое место по этнографической изученности (§ VI). Что касается обеих русских народностей, то культура южнорусского народа изучена меньше, чем севернорусская.

1  «Белорусы Литовской Руси. Материалы но славянской этнографии, собранные в 1877 — 1891 гг.» Т. 1. «Вера, верования и суеверия из районов Волковыска, Слонима, Лиды и Соколки». — Ред.

Изучение русской этнографии по-прежнему сосредоточено в Ленинграде и Москве. В Ленинграде центром является Этнографическое отделение РГО, которое возглавляет С. Ф. Ольденбург; он же — редактор нового этнографического журнала «Этнография», первый номер которого должен выйти в Москве летом 1926 г. Орган Этнографического отделения РГО «Живая старина» прекратил свое существование в 1917 г., и понятно, что это обстоятельство не могло не сказаться на темпах этнографических работ Общества. Наряду с ним возникли новые центры: Академия истории материальной культуры, во главе которой стоит Н. Я. Марр и в которой в качестве научных сотрудников-этнографов работают Д. А. Золотарев, Д. К. Зеленин и др.; секция живой старины при Научно-исследовательском институте по изучению сравнительной истории литератур народов Запада и Востока (председателем этой секции является Д. К. Зеленин, а руководителем Института — Н. С. Державин), кафедру восточнославянской этнографии на географическом факультете Ленинградского университета занимает Д. К. Зеленин. Большую работу в области этнографического изучения восточных славян ведут также музеи Ленинграда, особенно Этнографический отдел Русского музея. Там работают Д. А. Золотарев, Б. Г. Крыжановский, А. К. Сержпутовский, А. А. Макаренко и др. Сейчас отдел выпускает третий том своего сборника «Материалы по этнографии России» два первых тома вышли в 1910 и 1914 гг. В последние годы Русский музей, так же как и Академия истории материальной культуры, организовал несколько экспедиций в различные области России для сбора этнографического материала. Предварительные сообщения о результатах их работы опубликованы в сообщениях музея и в брошюре «Этнографические экспедиции 1924 и 1925 гг.» (Л., 1926, 100+ + 1 с.). В печати находится книга «Крестьянские постройки Ярославско-Тверского края» — издание Государственной Академии истории материальной культуры 2 .
В Москве в 1917 г. перестал выходить журнал «Этнографическое обозрение»; одновременно замедлился темп работы этнографического отдела Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете, чьим органом был этот журнал. Возникли новые этнографические центры. Это — Московское отделение Академии материальной культуры, во главе которого стоит В. В. Богданов. Был основан также новый музей Центральной промышленной области с этнографическим отделом, которым руководят В. В. Богданов и Б. А. Куфтин. Этот музей занимается народной культурой как раз наименее изученных районов. Бывший Румянцевский музей преобразован в Государственный музей этнографии и обогатился новым отделом. Во главе этого музея стоит Б. Соколов.

1  См.: Материалы по этнографии России. Т. III, вып. 1. Л„ 1926. — Ред.

2  См.: Крестьянские постройки Ярославско-Тверского края. Верхне-Волж- ская этнологическая экспедиция. Л., 1926, XVI, 176 с. — Ред.

В провинциальных городах живейшее участие в этнографическом изучении края принимают краеведческие организации и музеи. К сожалению, работа краеведов очень часто совершенно лишена специального характера; их деятельность нередко отличается тем, что они не отделяют этнографическое изучение от социально-экономического, и порой последнее полностью вытесняет первое. Однако, несмотря на это, и здесь уже появилось несколько ценных этнографических работ. В своей двухтомной книге «Современная деревня. Опыт краеведческого обследования одной деревни» (М., 1925,260 с., 5 табл. карт, 212 с.) М. Я. Феноменов описывает севернорусскую деревню Гадыши Рождественской волости Валдайского уезда Новгородской губ., уделяя при этом основное внимание материальной культуре (кроме одежды); благодаря большому количеству иллюстраций эта книга выгодно отличается от всех русских работ такого рода, которых, впрочем, весьма немного.

Вообще за последние годы очень возрос интерес к изучению материальной культуры. Так, например, в городке Тотьма Вологодской губ. в 1924 г. вышла книга Д. П. Осипова «Крестьянская изба на севере России (Тотемский край)» (Доклады Научного общества по изучению местного края при Тотемском музее имени А. В. Луначарского. Вып. 1, И, 20 с., 8 ил.). В Калуге местное общество истории и древностей выпустило ценную работу М. Е. Шереметьевой «Крестьянская одежда Калужской Гамаюнщины. Этнографический очерк» (Калуга, 1925, 29 с., 9 ил.).
Особенно много этнографических работ издают краеведческие общества и музеи Костромы, Воронежа, Рязани, Архангельска, Перми, Вологды, Иркутска и других мест.
В Костроме издаются «Труды Костромского научного общества по изучению местного края», содержащие много этнографических статей В. И. Смирнова, Г. К. Завойко (см. ниже, § 55, 137, 155), Н. Н. Виноградова (§ 87, 137), М. Зимина и др.
В Воронеже Общество для изучения Воронежского края выпускает «Воронежский краеведческий сборник» (третий выпуск вышел в 1925 г.) и «Известия Общества для изучения Воронежского края» (в 1925 г. вышло 6 номеров); основными сотрудниками там являются С. Н. Введенский, А. М. Путинцев, Н. В. Валукин- ский, Ф. И. Поликарпов, Г. И. Фомин и др. В № 3—6 «Известий» в числе прочего напечатана обстоятельная (12 с.) работа Г. И. Фомина, посвященная совершенно неисследованному моменту народного быта — кулачным боям: «Кулачные бои в Воронежской губернии». В 1921 г. также в Воронеже был издан под редакцией А. М. Путинцева первый выпуск «Воронежского историко-археологического вестника».
В Рязани в 1924—1925 гг. вышло восемь номеров «Вестника рязанских краеведов», основными сотрудниками которого были М. Д. Малинина, Н. И. Лебедева, Б. А. Куфтин и др. Работа М. Д. Малининой «Очерки Рязанской Мещеры» (1925, №3(7), с. 1—20) посвящена народному быту совершенно неизученной области, где древнее финское население было вытеснено славянами.
В Иркутске в последние годы было издано 4 объемистых выпуска этнографическо-краеведческого сборника «Сибирская живая старина»; главными его сотрудниками являются М. К. Аза- довский, Г. С. Виноградов, П. П. Хороших и др.
Было бы лишней тратой времени и не имеет смысла перечислять здесь все местные краеведческие издания, в которых часто появляются этнографические статьи. Д. К. Зелениным (ZSPh, Bd I — ІІ, 1924—25) опубликован на немецком языке их обзор за 1914-1924 гг.

§ IX. К истории русской этнографии.

В исторической литературе мы находим пространные описания старинного русского народного быта. Уже в 1860 г. историк Н. Н. Костомаров опубликовал в журнале «Современник» (1860, т. LXXX, №3 (март), с. 5—62, и №4 (апрель), с. 293—350) и выпустил отдельным изданием краткий очерк быта русских в XVI и XVII вв.: «Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях» (СПб., 1860, 214 с.). Более документированное и обстоятельное описание жизни старой Москвы мы находим в книгах историка И. Забелина «Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст.» (т. I, ч. I. М., 1862, ХѴІ+530 с. +ІХ л. ил. и т. I, ч. 2. М., 1915, XX, 900 с., 3 л. ил.) и «Домашний быт русских цариц в XVI и XVII ст.» (М., 1872, VIII, 680, 166 с., 8 л. ил.). В старое время жизнь при московском царском дворе была по своим формам очень близка к народному быту, отличаясь от него только богатством и пышностью.
В этнографической же литературе до сих пор нет ни одного обобщающего труда по русской народной культуре. Очень серьезную попытку восполнить этот пробел предпринял князь В. Н. Тени- шев. Этот меценат, юрист по профессии, в 1898 г. разослал составленную им чрезвычайно подробную программу описания народного быта Центральной России: «Программа этнографических сведений о крестьянах Центральной России» (Смоленск, 1898, 229 с.) 1 и учредил Этнографическое бюро князя В. Н. Тенишева, в которое следовало направлять ответы на этот опросный лист. Число лиц, принявших участие в этой работе, равнялось 350. Это были сельские священники, учителя, помещики, волостные старшины, фельдшеры, иногда даже крестьяне; за эту работу им платили. На основании собранных таким образом материалов в 1903 г. были изданы два ценных труда по русской этнографии: 1) Попов Г. Русская народно-бытовая медицина. СПб., 1903, VIII, 404 с. и 2) Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903, III, 526 с. Тогда же было начато печатание большого двухтомного сборника, составленного князем В. Н. Тенишевым, — «Быт великорусских крестьян-землепашцев». Однако смерть Тенишева прервала печатание уже после первых листов, и это издание так и не увидело свет.

1 См.: Тенишев В. Н. Программа этнографических сведений о крестьянах Центральной России. Смоленск, 1897,150 с.; см. также: Фирсов Б. М. Теоретические взгляды В. Н. Тенишева. — СЭ. 1988, № 3, с. 15—27; он же. «Крестьянская программа» В. Н. Тенишева и некоторые результаты ее реализации. — СЭ. 1988, N° 4. с. 38-49. - Ред.

Мы располагаем лишь описаниями народного быта отдельных русских губерний, однако это работы в большинстве случаев недостаточно обстоятельны и точны и, как правило, без иллюстраций. Более обширны материалы по северным губерниям. Уже в 1877— 1878 гг. появилась книга П. С. Ефименко об Архангельской губ. «Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии» (Ч. I. Описание внешнего и внутреннего быта. М., 1877, 221 с.; ч. II. «Народная словесность». М., 1878, 276 с.), изданная Московским обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии (Известия ОЛЕАЭ, т. XXX. Труды этнографического отдела, книга V, вып. 1 и 2). Эта работа не утратила своего значения и до наших дней, хотя, в сущности, это всего лишь механическая подборка отдельных неравноценных описаний, полученных от разных авторов — корреспондентов Ефименко. Превосходным дополнением к этой книге является упомянутая в § 35 работа П. Г. Богатырева.

О народном быте русских Вологодской губ. можно получить довольно точное представление на основании ряда работ этнографов Н. А. Иваницкого (см. ниже, § 22 и 35), М. Б. Едемского (§110 и 137) и Гр. Потанина — «Этнографические заметки на пути от города Никольска до города Тотьмы» (ЖС, IX, 1899, вып. 1, с. 21—60). Быт населения Олонецкой губ. описали Н. Н. Ха- рузин (см. § 35), Г. И. Куликовский (см. § 137), П. Н. Рыбников — «Этнографические заметки о заонежанах» («Памятная книжка Олонецкой губернии на 1866 год», Петрозаводск, 1866, ч. II, с. 3-37).

В этнографическое изучение Костромской и Владимирской губерний внесли свой вклад Г. Завойко (§55 и 155), В. Смирнов (§ 119 и 137), Н. Виноградов (§ 87 и 137), сибирские губернии изучали А. А. Макаренко (§ 55, 64, 87 и 155), К. Д. Логиновский и Ф. Зобнин (§ 55); М. Ф. Кривошапкин («Енисейский округ и его жизнь». Т. І —II. СПб., 1865, 378 с. и 188 с.+68 с. приложение + +2 л. табл.); И. А. Молодых и П. Е. Кулаков («Иллюстрированное описание быта сельского населения Иркутской губернии». СПб., 1896, 2, III, 242 с., ил.); М. К. Азадовский (§ 137), Г. С. Виноградов (§ 110); А. М. Селищев («Забайкальские старообрядцы. Семейские». Иркутск, 1920, 81 с., 4 л. ил., 2 л. факсим.).

Быт населения Саратовской губернии описал А. Н. Минх («Народные обычаи, обряды, суеверия и предрассудки крестьян Саратовской губернии. Собраны в 1861 — 1888 гг.». СПб., 1890, 11+ +152 с. — «Записки РГО по отделению этнографии», т. 19, вып. 2).

Народный быт Рязанской губ. — В. Селиванов (§ 87) и О. П. Семе- нова-Тянь-Шанская (§ 137). Народный быт Курской губ. описали А. Машкин в «Этнографическом сборнике» (вып. V. СПб., 1862, с. 1 — 119) и И. Абрамов («О курских саянах», — ЖС, XV, 1906, вып. 3, с. 203—220). Быт населения Воронежской губ. описали Н. Второв («О заселении Воронежской губернии». — «Воронежский Юбилейный сборник», т. 11. Воронеж, 1886, с. 260—293). А. М. Путинцев и Ф. И. Поликарпов. Калужская губерния и ее быт отражены в работах Г. Потанина «Гамаюнщина» («Памятная книжка Калужской губернии на 1862 и 1863 гг.». Калуга, 1863, с. 233—244), Д. Малинина и Е. Елеонской (§ 100). Невозможно перечислить здесь работы по всем губерниям.

§ X. Литература.

Литература. Большой четырехтомный труд А. Н. Пыпина по истории русской этнографии называется ниже, в § 6. Авторами других значительных работ, посвященных истории восточнославянской этнографии, являются следующие ученые: М. Грушевский («Развитие украинских изучений в XIX веке и раскрытие в них основных вопросов украиноведения». — Сборник «Украинский народ в его прошлом и настоящем». Т. I. СПб., 1914, с. 1 — 37); Н. Ф. Сумцов («Современная малорусская этнография». Ч. I. Киев, 1893, IѴ+168 с. Ч. II. Киев, 1897, 85 с.); В. Дорошенко («Наукове товариство імені Шевченка у Львові (1873—1892— 1912 рр.)» Київ — Львів, 1914, 86, 2 с, — работа, в которой дана история этого наиболее значительного научного общества Украины); Н. Ф. Сумцов («Діячі українського фольклору». — ХИФО, т. 19. Харків, 1910, с. 1—37).
Заслуживают упоминания наиболее существенные библиографии восточнославянской библиографической литературы. Библиографический указатель литературы по материальной культуре восточных славян и их соседей, принадлежащий перу Д. К. Зеленина, назван ниже, в § 6; дополнением к нему является обзор того же автора Die russische (ostslavische) volkskundliche For- schung in den Jahren 1914-1924 (І —III). — ZSPh. 1924, Bd 1, № 1 — 2, c. 189—198; III Schriften allgemeinen Inhalts. — ZSPh. 1925, Bd 1, № 3—4, c. 419—429; IV. Materielle Kultur. Nachtrage zu І —III. - ZSPh. 1925, Bd 2, № 1-2, c. 202-213.
Указатель статей, напечатанных в журнале «Этнографическое обозрение», составленный Г. И. Куликовским и доведенный до 1909 г. (включительно), вышел в качестве приложения к этому журналу (1893, вып. 3; 1898, вып. 1; 1902, вып. 4; 1906, вып. 1—2; 1910, вып. 1 — 2) ; указатель снабжен предметными индексами; точное его название «Указатель к „Этнографическому обозрению"». Много хуже обстоит с библиографией к другому русскому этнографическому журналу — «Живая старина»; она доведена только до 1907 г. и не имеет предметного указателя; она вышла как приложение к журналу за 1908 г., вып. 2, 3 и 4 и за 1909 г., вып. 4, под названием: Виноградов Н. Алфавитный указатель к «Живой старине» за 15 лет ее издания (1891 — 1906). СПб., 1910, 2+69 с. Указатель к журналу «Киевская старина», составленный И. Ф. Павловским и В. А. Щепотьевым, назван выше, в § VI.
Существуют чрезвычайно ценные работы, посвященные специально этнографической литературе о Сибири. Это: Межов В. И. Сибирская библиография. Указатель книг и статей о Сибири на русском языке и одних только книг на иностранных языках за весь период книгопечатания. Т. І —III. СПб., 1891 — 1892 (этнография в т. II), с предметным указателем; Азадовский М. Литература по этнографии Сибири за последнее десятилетие XIX века. Перечень статей в периодических изданиях 1891 — 1900. — СЖС, вып. II. Иркутск, 1924, с. 191 — 222 и Слободский М. Литература по этнографии Сибири в этнолого-географических повременных изданиях 1901 — 1917 гг. Ч. I. — Там же, вып. III —IV. Иркутск, 1925, с. 219-240.

©timpa.ru