VI. Одежда и обувь

§ 88. Мужская рубаха. § 89. Женская рубаха. Старинный «летник». § 90. Штаны. § 91. Понёва, запаска и плахта. § 92. Юбка и сарафан. § 93. Верхняя одежда различного покроя: плащ, свита, кафтан, тулуп и т. п. § 94. Пояс. § 95. Головные уборы мужчин. § 96—97. Головные уборы женщин. § 98—99. Обувь. § 100. Литература. В этой главе речь пойдет лишь о тех видах восточнославянской одежды и таких ее особенностях, которыми разные восточнославянские народности отличаются друг от друга.

§ 88. Мужскую рубаху можно рассматривать одновременно с женской, так как покрой их очень схож. Имеются материалы, подтверждающие, что женская рубаха отличается от мужской только большей длиной — например, у белорусов Виленской губ. (ОР РГО, I, 116). И та и другая надеваются прямо на тело и очень часто служат одновременно и верхней одеждой, т. е. являются единственной одеждой для верхней части туловища. Полтавские украинцы работают на поле в одних рубахах: лишь женщины одеты еще и в безрукавки..

Различные типы современной восточнославянской мужской рубахи отличаются друг от друга главным образом характером разреза для надевания рубахи, фасоном воротника и манерой носить рубаху — поверх штанов или иначе. Менее существенные моменты — вшивание особых кусков материи под мышками и на плечах и подкладка на спине и груди..


109. Южнорусская мужская рубаха (косоворотка) (а — спереди, б — сзади, в — деталь, бок рубахи с ластовицей) Курская губ.

Что касается разреза для надевания рубахи (рус. пазуха, пелька, ворот; укр. пазушина), то во всех русских рубахах этот разрез делают не посреди груди, а сбоку (рис. 109), иногда у самого плеча. В большинстве случаев он идет вертикально книзу, реже — косо, от плеча к середине груди. Этот тип русской рубахи, так называемая косоворотка, белорусам и украинцам неизвестен. Очевидно, он появился не раньше XV в. Во всяком случае, косоворотка как модная и праздничная рубаха вытеснила еще в XIX в. издавна существовавшую у русских рубаху с прямым разрезом па груди. Предположение некоторых ученых о татарском происхождении русской косоворотки не имеет достаточных оснований. Хотя восточнославянская рубаха с прямым разрезом старше современной косоворотки, однако и в прежней, исконно существовавшей славянской рубахе разрез делали не обязательно посредине груди. На самых старых рубахах украинских лемков в Карпатах разрез не спереди, а на спине. На женских рубахах лемков и бойков разрез сбоку, на левом плече, причем он захватывает часть рукава и груди. Рубаха с разрезом сбоку лучше защищает грудь от холода. Разрез на плече или около плеча позволяет свободно двигать рукой. Не исключена возможность, что московская мода на косоворотки была подражанием старому типу восточнославянской рубахи..

Рубахи могут быть трех типов — со стоячим или отложным воротником или же без воротника. Этот последний тип — рубаху без воротника (южрус. голошейка, рис. 111) следует считать древнейшим (ОР РГО, I, 114, 386, II, 579). Ворот рубахи при этом в большинстве случаев собирают в сборку, точно так же как на женской рубахе. Эти сборки обшивают тесьмой или узкой полоской материи, так что получается низкий стоячий воротник, особенно широко распространенный на Украине. Такой низкий стоячий воротник украинцы пришивают к вороту рубахи не сверху, а снизу. Более высокие стоячие воротники, нередко вышитые (рис. 109), — обязательная принадлежность косого разреза на груди. Вероятно, они возникли из шейных украшений. В старину такие украшения (древнерус. гривна; старорус. обнизь, ожерелье, жерелок) были широко распространены у восточных славян. Позднее их стали пришивать к вороту рубахи. Севернорусские Пермской губ. еще недавно носили вокруг шеи ленту, сотканную из шелка и мишуры; эту ленту они иногда пришивали к рубахе как воротник, иногда же оставляли не пришитой (ОР РГО, III, 994). Широкий отложной воротник, белорусская передня (рис. 110), распространен у украинцев и белорусов, но совершенно неизвестен русским..

Рубаху застегивают или завязывают у ворота с помощью запонок, обычных пуговиц или тесемок. Запонки (укр. шпонка, спінка) с круглыми разноцветными стеклянными бусинами можно еще увидеть почти повсюду, но лишь как исчезающий предмет старины. Их чаще используют для женских рубах. Носят рубаху, как это принято у всех славян, поверх штанов, и лишь украинцы отказались от этого обычая, переняв манеру восточных народов заправлять подол рубахи в штаны.

Эта манера возникла у восточных народов — наездников, которые значительную часть своей жизни проводят в седле..

На рис. 111 изображен украинский крестьянин в рубахе, надетой на восточный манер (по рис. А. Ригельмана, 1785 г.). Русским и белорусам (рис. 110) совершенно чужд этот способ ношения рубахи. У украинцев, особенно в лесных местностях, сохранился также и старый способ носить рубаху поверх штанов (ОР РГО, I, 309 и 318; Кольберг..

Покутье, I, 36 — см. § VI). Когда украинцы Екатеринославской губ. одевают покойника перед тем, как положить его в гроб, они выпускают ему рубаху поверх штанов, если умерший — женатый или вдовец, и заправляют ее в штаны, если умерший был холост..

Что касается подробностей покроя рубахи, то кое-где отсутствуют обычно принятые вставки под мышками из четырехугольных, реже треугольных кусков материи (рус. ластовица; белорус. цвікля; укр. ластівка, ластовиця). Донские казаки считали отсутствие ластовиц своего рода признаком отличия от «мужиков», т.е. от крестьян, которым казаки всегда противопоставляли себя..

Форму ластовиц и способ, которым их вшивают, показывает рис. 109в; на нем изображена часть рубахи с ластовицей наверху. Иногда эта боковая часть рубахи сразу кроится с острым углом наверху, и в этом случае нужда в ластовице отпадает. Иногда же рубахи шьют без специальных боковых частей, и тогда требуются ластовицы. Русские любят рубахи с ластовицами, отличающимися по цвету от самой рубашки..

В связи с этим уместно заметить, что в 1854 г. у севернорусских Шенкурского уезда Архангельской губ. был зафиксирован обычай шить рубахи из частей разного цвета: ворот из пестрого полотна, грудь из красного ситца, плечи — желтые, рукава — зеленые (ОР РГО, I, 32); подобная мода на женские рубахи была отмечена в 1851 г. и у южнорусских Рыльского уезда Курской губ. (ОР РГО, II, 662)..

Полотняная подкладка на груди и спине рубахи, от плеча до пояса (рус. подоплёка, подстанье,подспинье, укр. підіплечка, під ο пліка), распространена у всех восточных славян (на рис. 109 она обозначена пунктирной линией). Кое-где, однако, сохранился старый тип рубах без подкладки, тем более что сборки у ворота затрудняют ее пришивание. Существует пословица: когда речь идет о какой-либо глубокой тайне, особенно о горе, которое надо скрыть, говорят: «Знает то грудь да подоплека»..

Вставки на плечах (рус. прорамки), так часто встречающиеся на женских рубахах, на мужских бывают редко (ОР РГО, III, 1148); плечи чаще всего прошивают стрелками. У украинцев бывают на плечах как нашивки (Познанский), напоминающие погоны, так и вышитые вставки — уставки (ОР РГО, I, 318)..

Старинные мужские рубахи обычно отличаются своей длиной. Они бывают до колен, а иногда еще длиннее. Рукава у них двух видов: либо широкие на конце, у запястья (рис. 109 и 111), либо с обшлагами (укр. чохла, рис. 110). Этот последний вид рубахи, укр. чохл'ата сорочка, у украинцев и белорусов является преобладающим, у русских же встречается редко..

§ 89. Женская рубаха (рус. рубаха, сорочка, исподка, подноска; белорус. сарочка, кашула; укр. кошуля, сорочка) длиннее мужской и, как правило, шьется из двух частей: нижнюю часть, охватывающую тело ниже пояса, обычно делают из более грубой материи. Это пришитая нижняя часть у русских называется становина, стан, стануха, подстава, постань, а у украинцев підтичка..

Русское название нижней части (стан) может быть истолковано так, что именно она и являлась той основой, из которой возникла русская рубаха, рукава же стали пришивать позднее. Ср. женские рубахи украинских лемков и бойков Галиции, состоящие из двух частей, каждая из которых надевается отдельно; нижняя часть здесь — своего рода юбка и называется подолок, спідник. Ср. также чешскую женскую рубаху без рукавов, XIV в. (Niederle, с. 481, рис. 60). Правда, украинцы иногда называют «стан» верхнюю часть рубашки (кроме рукавов) от шеи до шва, которым прикреплена нижняя часть, но в этих случаях выступает общее значение слова «стан» как части одежды, облегающей тело. Для русских, однако, характерно известное противопоставление общего смысла слова «стан» его частному значению применительно к рубахе. Устойчивость этого терминологического противопоставления может служить доказательством того, что в данном случае в терминологии сказывается старая традиция..

Верхнюю часть женской рубахи, от пояса до верха, русские называют воротўшка, вороток, поворотье, рукава; белорусы говорят о ней чехлик. У русских распространены верхние рубахи, состоящие из одной только верхней части. Это так называемая пуповиха, т.е. одежда, доходящая до пупка, воротушка, надевы, грудинка, вороток, рукава. Всю рубаху русские часто называют по ее нижней части станушка.

Встречаются также не составные, а цельные рубахи, чаще всего у украинцев, у которых называют такие рубахи додільні, в отличие от состоящих из двух частей (підточиця, севрус. полустанок)..

Именно цельные, несоставные рубахи считаются у украинских женщин нарядными и праздничными; существует обычай надевать такие рубахи на покойниц. На рис. 112 дано изображение цельной женской рубахи донских казачек (по рис. Н. Яковлева). Следует еще заметить, что обе части рубахи везде сшивают особым способом: пришивают друг к другу два подрубленных края. Это делают для того, чтобы легче было заменить сношенную часть новой..

Бывают также женские рубахи без воротников и с воротниками, очень похожие на мужские рубахи. Рубаха без воротника, бесспорно, древнейший вид восточнославянской женской рубахи. Ворот такой рубахи обычно собран в мелкие сборки и иногда обшит сверху. У русских такие рубахи известны под специальным названием русская рубашка; рубаха же с воротником называется польская..

Как у русских, так и у белорусов рубаха без воротника служит обычно будничной, а с воротником — праздничной. На Украине можно провести между обоими типами рубахи более или менее точную географическую границу: в восточной части Украины носят рубахи без воротников, в западной — с воротниками, в большинстве случаев отложными. Граница эта проходит вдоль Днепра и лишь в немногих местах отклоняется от реки к западу. Разумеется, есть и исключения; даже на крайнем западе Украины встречаются рубахи без воротников (Кольберг. Покутье. Т. 1. Kraków, 1882, с. 37)..

Часто воротник рубашки бывает стоячим, низким (рис. 112); у русских он носит название ожерёлок, остёбка. У украинцев Подолии его не пришивают, а просто отгибают присборенный ворот рубахи. Широкий отложной воротник распространен у белорусов и украинцев. На рис. 114 изображены белорусские женщины из Рогачевского уезда Могилевской губ. в рубахах с таким воротником. Рубаху без воротника можно увидеть на рис. 113, где показана белорусская женщина из Горецкого уезда той же губернии..

Обычай украшать подол рубахи вышивкой особенно распро странен на Украине, где подол рубахи всегда был виден из-под верхней одежды. Украинцы вышивают подол каждой рубахи, не только праздничной, но и повседневной. Обычай выпускать нижнюю одежду из-под верхней, заимствованный украинцами с Востока, совершенно чужд русским и белорусам, зато у них широко распространен обычаи подтыкаться или подгибаться, т. е. поднимать подол верхней одежды, особенно понёвы, и затыкать его за пояс. При этом виден подол рубахи. Вероятно, именно поэтому вышитые подолы рубах встречаются и у русских. У южно- русских узоры чаще всего тканые: в полотно, предназначенное для подола, вотканы параллельные красные полосы и т. п..

Кроме вышитой каймы, так называемой поподольницы, чаще всего с узором в виде лошадок, севернорусские используют кружева: ниже колен подол севернорусской праздничной рубахи представляет собой горизонтальные ряды кружев, чередующихся с вшитыми между ними лентами. Франтихи надевают по три и более таких нарядных рубах сразу, чтобы показать, какие они искусницы. Как известно, почти у всех народов девушка, выходя замуж, должна продемонстрировать свое искусство и усердие в изготовлении нарядов. Для южнорусских девушек таким пробным камнем обычно служила понёва, для севернорусских и украинских — рубаха. По свидетельству А. Свидницкого, украинская девушка в Подолии тратит иногда на шитье своей рубахи целых шесть месяцев («Основа». СПб., 1861, ноябрь, с. 27)..

С не меньшим искусством и усердием украшают рукава рубахи, особенно в местах соединения рукава с плечом. Украшения эти очень разнообразны; их русское и украинское название полик со старой формой двойственного числа полика (белорус. и укр. уставка). У южнорусских полика часто тканые, у украинцев всегда вышиты, причем вышивка может быть самой разной. Нередко на плече нашивают или вшивают кусок материи, у украинцев обычно четырехугольной формы и вышитый, у русских иногда другого цвета или того же, что и ластовицы, треугольный, вшивается между рукавом и плечом острым углом вниз (табл. II). Раньше у русских бывали полика, шитые золотом. У южнорусских Тамбова существует различие между поликами у девушек и у замужних женщин: у незамужних полика идут от ворота по плечам до рукавов, а иногда и по рукавам, почти до локтей; у замужних полика начинаются от лопаток, идут наискось через плечи и заканчиваются на груди..

Рукава женской рубахи также весьма разнообразны; особенным многообразием отличаются они у севернорусских, которые носят рубаху с сарафаном в качестве верхней одежды. Рубаху с прямыми рукавами, без клиновидных вставок, без сборок и обшлагов северно- русские называют русская; рубахи с широкими рукавами, расширенными к запястью с помощью вшитых в них острием к плечу клиньев (рис. 112), носят у них название полянки. Севернорусские любят также широкие короткие рукава, которые доходят только до локтя и обычно подвязаны на конце лентой или присобраны почти до плеча. Такая рубаха называется засыкушка. У белорусской брындёхи ширина рукавов — до 80 см. У украинцев и белорусов преобладают рукава с манжетами у запястья (укр. чохла, севрус. заперстье, остёбка, южрус. брызжи; рис. 113 и 114)..

Можно предположить, что пышно украшенные рукава женских рубах заимствованы от старинного летника, который, в сущности, и был женской верхней рубахой. Вошвы, т.е. вшитые в летник детали, полностью соответствуют поликам и уставкам рубахи, которые также вшиваются и покрыты узором. (Костомаров в 1860 г. не смог установить, в какие именно места вшивались вошвы летника). Помимо этих украшений женские рубахи взяли от старинного летника также необычную длину рукавов. В середине XIX в. встречались русские женские рубахи с рукавами 150—250 см длины, например в Балахнинском уезде Нижегородской губ. и в Рязанском уезде (ОР РГО, II, 831; III, 1180); в этих рукавах были под мышкой разрезы, через которые просовывали руки, либо только во время работы, либо постоянно. В Рязани эти длинные рукава вообще не натягивали на руки, а завязывали их узлом и обматывали вокруг шеи..

Еще в 1871 г. старинный московский летник полностью сохранялся в Великолукском уезде Псковской губ., недалеко от села Кулебаки. Наблюдатель не выяснил, каково название этого костюма, который он описал как нечто редкое и необычное. Это одеяние имело вид узкой блузы из белого холста и доходило примерно до колен; женщины носили его поверх рубахи. Спереди у него был небольшой разрез, и оно плотно прилегало к телу.

Рукава были недлинными и довольно узкими, и ими не пользовались: пришита была в пройме лишь задняя часть рукавов (т.е. с прорехой спереди и на самом плече), засунутых на спине за белый полотняный пояс (ср. статью Л. Маковского в «Псковском статистическом сборнике», 1871, с. 30). Согласно устному сообщению В. Перетца, в самом конце XIX в. летник носили в Тихвинском уезде Новгородской губ. У украинцев сохранилось название літник, но в новом значении — «юбка», и только в Галиции зафиксировано слово літник в значении легкой верхней одежды для девушки (Головацкий). О летнике см. также § 93..

§ 90. Штаны (рус. штаны, портки, шаровары, брюки; белорус. парткі, майткі, нагавіцы, укр. штани, гачі, сподні, шаровари, холошні, ногавки, портки, убрання, портяниці) у восточных славян носят только мужчины. Женщины начали носить их как белье лишь под влиянием современной городской культуры. В старину мальчики не носили штанов до 15-летнего возраста и даже до самой свадьбы..

Характерным признаком восточнославянских штанов является способ, которым их закрепляют на теле: верхний край штанов загибают внутрь, так что образуется широкий рубец (укр. очкурня), сквозь который продергивают шнурок или ремень (рус. гашник, подживотник; укр. очкур, гачник; белорус. матуз, мата- рок) (рис. 115). Шнурок завязан узлом и не дает штанам спадать. Ремень с пряжкой употребляют с этой же целью только украинцы, которые, застегнув ремень на пряжку, еще раз оборачивают его свободный конец вокруг талии. В настоящее время употребительны штаны с пришитым поясом, которые застегиваются на пуговицу, но это — результат позднего европейского влияния..

Украинские штаны, особенно штаны казаков, отличаются очень большой шириной. Гоголь сравнивает их ширину с Черным морем, а украинский национальный поэт Шевченко характеризует их так: «Матнею улицю мете», т.е. так как средняя часть штанов свешивается до земли, она метет улицу. Между штанинами (рус. гача, солпа, сополя, штанина, колоша; укр. холоша, ногавиця) вшивается так называемая матня (рус. матня, втоки, прасередки, шаг; укр. матня; белорус, сесло, гузенне). В широких штанах она сделана из прямоугольных кусков материи с подшитым внизу параллелограммом и образует нечто вроде мешка между двумя штанинами. В брюках обычной ширины матня состоит из двух клиньев, вшитых между штанинами, которые соединены матней под углом к продольной оси штанов..

Штаны шьют из холста или сукна. Нарядные русские шаровары

делают из черного плюша. В прежние времена такие штаны делали недлинными, чуть ниже колена, т. к. раньше русские носили штаны исключительно в сапоги, т.е. заправляли штанины в голенища сапог. Другая манера носить штаны навыпуск, т.е. поверх сапог, появилась у русских совсем недавно. Украинские гуцулы украшают с изнанки вышивкой нижний край красных суконных штанов; вышивают светло-желтыми и зелеными шерстяными нитками, и вышитые концы штанин всегда отогнуты наверх..

§ 91. По издавна заведенному обычаю восточнославянские девушки до 15-летнего возраста и даже до самой свадьбы носили только подпоясанную рубашку. Об этом распространенном среди южнорусских, украинцев и белорусов обычае сохранился ряд сообщений, относящихся к середине XIX в. и к последующему времени. По праздникам девушка надевала поверх рубахи передник с рукавами — шушпан (§ 93), а в холодное время шубу или какую-нибудь другую теплую верхнюю одежду. Однако ей не разрешалось носить одежду, соответствующую юбке, — поневу или плахту, которую и по сей день носят преимущественно замужние женщины..

У южнорусских вплоть до последнего времени был широко распространен особый обряд, связанный с первым надеванием на девушку поневы. Обряд совершался публично, в присутствии всех родных и знакомых и, вероятно, когда-то принадлежал к циклу празднеств, связанных у первобытных народов с совершеннолетием молодых людей, с переходом их в категорию взрослых и с приобщением к коллективному труду. Обычно церемония первого надевания на девушку поневы совпадает с началом свадебного ритуала. Девушка идет в горнице по широкой лавке (скамейке, укрепленной вдоль стены), а мать или кто-нибудь другой из родни идут следом за ней с поневой в руках и просят девушку вскочить в поневу. Девушка, однако, должна продемонстрировать гордость и выразить собственную непреклонную волю и поэтому несколько раз повторяет обрядовую формулу: «Хочу — вскочу, не хочу — не вскочу». Если она вскочит в поневу, ее объявляют невестой. Если к ней уже кто-либо посватался, то она тем самым выражает согласие выйти замуж именно за этого жениха..

Что же касается самой поневы, то она принадлежит к той старинной женской одежде, которая соответствует позднейшей юбке и в своей наиболее примитивной форме совсем не имеет швов: кусок ткани закрепляется с помощью пояса на талии, прикрывая тело главным образом сзади. У украинцев мы встречаем уже три разновидности этого типа одежды: различаются повседневная и рабочая одежда запаска и дерга, без рисунка и праздничный наряд — плахта, в крупную клетку. У южнорусских, хотя они имеют как простые поневы на каждый день и для работы, так и более нарядные, праздничные, четкого разграничения еще нет:

тип поневы один и рисунок ткани — крупная клетка — всегда одинаков..

Отсутствие такого разграничения является верным признаком древности. Само название понева, понява — общеславянское и свидетельствует о большей древности, нежели все другие славянские наименования для одежды этого типа. Существующие и по сей день варианты поневы характеризуют различные стадии развития этого вида одежды. Это же следует сказать и о трех упомянутых украинских поневах и даже о сербской сукне в ее наиболее простой форме. Одним словом, здесь перед нами общеславянская одежда, которая в процессе своего развития дала целый ряд вариантов. Отражая различные этапы эволюции, эти варианты дают нам возможность проследить постепенное развитие такой одежды у разных славянских народностей..

Основные признаки всех перечисленных типов этой одежды идентичны. Все они прикрывают нижнюю часть тела замужней женщины, главным образом сзади. Все закрепляется на талии с помощью особого, специально для этого предназначенного пояса. Все они сделаны из домотканой шерстяной материи. Преобладающий рисунок также один и тот же — крупная квадратная клетка. При этом отсутствие рисунка можно отметить лишь на запаске и дерге..

Однако все перечисленные разновидности этой одежды чем-то отличаются друг от друга. Есть отличия в покрое, точнее сказать в том, как эту старинную одежду носят, и именно благодаря таким различиям сохранились разные ступени эволюции этой общеславянской одежды; вместе с тем различия эти вовсе не нарушают ее единообразия. Есть также различия в цвете, но это, в сущности, нехарактерно: мы уже знаем, что та или иная окраска тканей зависела от наличия в данный момент определенных красящих растений и других красителей (§ 82). Наконец, имеются различия в технике изготовления, которые, однако, затрагивают лишь детали и, как правило, относятся к одному и тому же типу; такие различия — преобладание тканого или вышитого узора, добавление шелковых или льняных нитей к шерстяной ткани и т. п. В последнее время этим особенностям в технике изготовления поневы придает особое значение Б. Куфтин, но в этом мы не можем с ним согласиться. Единый характер основного процесса неоспорим: это тканье клетчатой материи из шерстяной пряжи. Наличие или отсутствие вышитого узора, точно так же как разные способы выполнения этого узора, единства не нарушают..

Наиболее древней разновидностью восточнославянской одежды, которую мы рассматриваем, является белорусская понева. Берутся.

4— 6 прямоугольных кусков шерстяной материи, 90 см длины и 50—55 см ширины каждый; не сшивая, их закрепляют на талии поверх рубахи с помощью пояса. В середине XIX в. женщины Могилевской, Смоленской и Минской губ. носили поневу именно такого типа; в настоящее время ее сменили самые разнообразные юбки..

Если взять три таких же четырехугольных клетчатых куска шерстяной ткани и сшить их длинными сторонами в одно полотнище, получится обычная южнорусская понева, т. е. кусок материи в 160 см ширины и 90 см длины. Подвязанный па талии поясом, он закрывает нижнюю часть туловища женщины сзади, оставляя спереди просвет, который обычно прикрывают передником. Это обычная разновидность южнорусской поневы отличается от украинской дерги только материалом. Дерга также сделана из трех сшитых длинными сторонами полотнищ и в целом представляет собой полосу ткани в 3 м ширины и 60—70 см длины, которая охватывает корпус женщины сзади и подвязана поясом, точно так же как понева. Однако дерга — это повседневная и рабочая одежда, на ней нет никакого рисунка и она сплошь черная. Дерга распространена на востоке Украины, в Полтавской и Харьковской губ. Ее название (дерга, джерга, жерга), очевидно, восходит к вульг. латинск. serika (EW, I, 145). Местное ее название попоня. Бывают дерги, сделанные из неокрашенной ткани и имеющие цвет натуральной шерсти..

Украинская запаска отличается от дерги тем, что к ее верхним углам часто пришиты тесемки, которые завязываются на талии. Обычно носят две запаски, часто разного цвета: одна из них, собственно запаска, или позадниця, задниця, прикрывает туловище сзади, другая же надевается спереди и имеет название попередниця. Она, как правило, уже первой, и ее нередко заменяют простым передником. На боках образуются просветы, сквозь которые видна рубаха, особенно когда женщина ходит или сидит. Просвет на правом боку обычно прикрывают четырехугольной сумкой, имеющей форму мешка и висящей на поясе. Однако основное отличие запаски от дерги в том, что запаску делают из более качественной и тонкой, хотя также шерстяной и однотонной ткани и она может быть разных цветов — синего, зеленого, красного. Бывают запаски с рудиментарным орнаментом: иногда их ткут так, что нити утка ложатся не ровными рядами (рядова запаска), как в обычном холсте, а под углом 45° друг к другу или подобно иголкам на сосне (соснова запаска). У галицийских украинцев часто ткут полосатые запаски, которые кое-где имеют особые названия: опинка, фота, обгортка. К запаске иногда пришивается шерстяной пояс с кисточками на концах, так называемая підтичка..

Третий и последний тип рассматриваемой нами народной одежды — украинская плахта (табл. II, рис. 95, 117). Ее покрой несколько отличается от уже описанных: два длинных куска шерстяной материи, каждый 150—180 см длины и 40—80 см ширины, сшивают длинными сторонами до середины или немного больше; этот шов обычно делают в виде кружков (котиками).

Скрепленные таким образом куски складывают посредине, и сшитый конец (так называемый стан) прикрывает заднюю часть туловища, а две нескрепленные полосы (так называемые крили, т.е. крылья, криси, колишки) свисают сзади поверх сшитой части. Внизу они немного расходятся, и в образующуюся при этом прорезь видна нижняя сшитая часть. Белорусы Черниговской губ. и южнорусские Севского уезда Орловской губ. называют такую плахту поневой..

Так как ткань плахты узорная (рис. 95, табл. IV), трудно добиться того, чтобы как сшитая, так и несшитые части ее были одинаково обращены наружу правой стороной, а не изнанкой. Южнорусские Орловской губ. устраняют это затруднение, подгибая свободные концы поневы-плахты не назад, а наперед. Украинцы же обычно обрезают эти концы и затем пришивают их там, чтобы, загнутые назад, они были обращены наружу правой стороной. Иногда, если ткань достаточно широка, нижнюю часть плахты делают из цельного куска, и тогда крылья плахты подгибают вниз, так что общее число полос (гривка) уже не четыре, а только три. Носят плахту и без крыльев, т.е. только станок из двух сшитых полос, которые не загибают..

Во всех случаях спереди остается открытое место, которое прикрывают передником или запаской..

Тканые клетки плахты часто вышивают затем вручную шерстяными нитками; в старину это делали также шелком. Раньше иногда всю плахту делали из шелковой материи или из золотой и серебряной парчи. На рис. 116 изображена танцующая украинская женщина (по рисунку А. Ригельмана 1785 г.); здесь видна передняя часть плахты, наполовину закрытая передником. На рис. 161 плахта показана подоткнутая, а на рис. 117 изображена современная образованная украинка в национальном костюме. См. также табл. II..

§ 92. У южнорусских также широко распространена понева, но, в отличие от описанной в § 91 (из трех кусков материи, сшитых длинными сторонами в одно полотнище и с просветом спереди), она состоит из четырех полос ткани, сшитых друг с другом длинными сторонами так, что образуется замкнутый круг. Последняя четвертая полоса обычно другого цвета и из другой ткани и называется прошва, а вся понева такого покроя носит название глухая (см. табл. II, III)..

Как правило, раньше прошву не делали из клетчатой шерстяной ткани, из которой шили остальные части поневы. Однако постепенно стали шить всю поневу из одного материала, увеличив при этом, отчасти для красоты, количество сшиваемых полотнищ до восьми. В этих случаях понева ничем не отличается от обычной европейской юбки. Но если такая юбка сшита из клетчатой шерстяной ткани, южнорусские называют ее поневой; сшитая из другого материала, она называется иначе: юбка..

Таким образом, южнорусская юбка оказывается не чем иным, как дальнейшей эволюцией поневы. Нечто подобное произошло в прошлом с украинской плахтой, хотя это и не носило такого общего характера: украинцы вшивали в свои плахты на боках клинья из камлота, кумача, нанки или лощеного холста, и плахты тогда становились похожи на юбки, по по-прежнему подвязывались поясом (Багалей Д. И., Миллер Д. П. История города Харькова за 250 лет его существования [с 1655 йо 1905-й год]. Историческая монография. Т. І [XVII—XVIII вв.]. Харьков, 1905, с. 507). Плахты, сшитые в виде юбки, носили и позже (Иванов В. В. Жизнь и творчество крестьян Харьковской губ., с. 891)..

Наряду с таким местным развитием юбки из прежней поневы шло проникновение юбки к восточным славянам с Запада. Среди множества восточнославянских названий этой части одежды в большинстве случаев преобладают именно западные. Исторические данные не позволяют нам вывести вслед за Э. Бернекером (EW, I, 459 и сл.) восточнославянское слово юбка, юбочка (с «б») из персидского jubba через тюркское посредство. На русской почве форма с «п» старше: юпа в значении мужской одежды засвидетельствована для Москвы в XVI в. Это можно сравнить с современным украинским юпка — мужской кафтан с рукавами. Форма с «б» — юбка — появилась у восточных славян позднее, вероятно в XVII — XVI11 вв., и восходит к старопольскому juba (ср.: Соболевский А. И. Несколько заметок по славянским вокализму и лексике. — РФВ. 1914, № 2, с. 445). Андарак (белорус. и укр.) можно возвести к немецкому Unterrock; укр. фарбан (нем. Farben), кабат\ белорус, дрылих (нем. Drillich ), саян. Последнее происходит от латинского sagum, византийского σάγιον, но возможно также, что оно было заимствовано как название особой ткани: восточные славяне так называют самые различные виды одежды. В XVI в. sajonas был дорогим модным костюмом литовской знати. Русские памятники XVII в. иногда называют саян немецки.м. Славянское название юбки спадніца распространено только у белорусов и украинцев (спідниця). Украинское літник еще недавно употребляли как название юбки (см. § 89), возможно под польским влиянием..

Севернорусские женщины давно уже не носят понев. Юбка заимствована ими совсем недавно. Национальным костюмом севернорусских женщин считается сарафан, который до реформ Петра Великого, т. е. до начала XVIII в., носили в Москве также и в высших классах общества..

Восточные славяне называют сарафаном самые различные виды женской одежды, и, пожалуй, было бы трудно дать ему общее определение. Основной признак сарафана — отсутствие рукавов, однако старинные мужские сарафаны, которые носили в XVII в. московские цари, были с рукавами, так же как и более поздние женские сарафаны..

Все разнообразие современных русских сарафанов можно свести к трем основным типам. Самый старый тип сарафана (рис. 118) называется косоклинный, так как для его покроя характерны вшитые в полы юбки клиновидные треугольники. На рис. 118б изображен правый бок такого сарафана в расправленном виде. Между передним полотнищем, примыкающим к разрезу сарафана, и задним полотнищем, от которого на рисунке видна лишь половина, вшиты два клина. Сарафан, узкий в верхней части, книзу благодаря этим клиньям расширяется. Его носят на лямках (лямки, проймы, мышки, помочи). Спереди у него разрез до подола, иногда короче. У разреза обычно узорная оторочка. Ткани, из которых шьют такой сарафан, так же разнообразны, как и его названия. Длина лямок разная, и соответственно различна и величина шейного выреза (так называемый щепет), но, как правило, лямки поддерживают сарафан выше груди. Под грудью, а иногда и на уровне груди его перепоясывают специальным поясом или тесемками передника (ср. стихотворение Некрасова о русской женщине: «Перетянешь уродливо грудь»). Бывают также закрытые (глухие) сарафаны, у которых вырез очень небольшой, по самой шее; вместо лямок в нем проймы..

Хотя все говорит за то, что в старой Москве преобладающим видом сарафана был вышеописанный сарафан с клиньями, однако в наше время севернорусские называют московским сарафаном женскую одежду без клиньев, которая носит также название круглый (см. рис. 119). Этот сарафан отличается множеством сборок, которые придают ему пышность и делают очень красивым. Разрез, ничем не украшенный, делают на груди, а иногда под мышками. (На рис. 119 изображен такой сарафан со спины.) По покрою это длинная юбка с лямками. Южнорусские называют его саян. Его надевают выше груди, а под грудью (см. рис. 120) подвязывают тесемками передника или специальным поясом, и по виду он отличается от первого типа сарафана главным образом отсутствием спереди разреза и отделки..

Третий и последний тип сарафана характеризуется наличием пришитого нагрудника (грудинка, нагрудник). Нагрудник пришивают к юбке, ничем не отличающейся от круглого сарафана, который изображен на рис. 119. Сарафан с нагрудником часто называют шубка.

Хотя сарафан считают русской национальной одеждой, появился он сравнительно недавно. Временем его массового распространения у севернорусских следует считать XV—XVI вв. и даже, возможно, начало XVII в. Бесспорно, однако, что к концу.

XVIII в. все севернорусские женщины уже носили сарафаны, и остатки их прежней одежды — летников и понев к этому времени уже почти бесследно исчезли. Как можно заключить по описанию Георги (1776 г.), сарафан был перенят у севернорусских целым рядом небольших финноязычных народов. Центром, из которого распространялся сарафан, была, несомненно, Москва. У южнорусских распространение сарафана продолжалось еще в XIX в., а кое-где область его бытования увеличивается еще и теперь, причем он вытесняет старую поневу. Одновременно происходила смена разных типов сарафанов, из которых самым поздним следует считать круглый сарафан (см. рис. 119). Например, в Курске он появился впервые лишь около 1820 г., у севернорусских Нижегородской и Пермской губ. вошел в моду только в середине XIX в., причем у некоторых староверов носить его считалось грехом (ОР РГО, II, 782; III, 1002)..

Хотя слово «сарафан» по происхождению персидское, все же не исключена возможность проникновения его с Запада, по крайней мере некоторых его видов. Персидское serapa или sarapaj дословно значит «с головы до ног». Так персы называют длинную скромную одежду. Некоторые другие названия сарафана — западного происхождения; таковым является, например, шубка. Название ферези, хотя в нем и тюркский корень, очевидно, проникло к восточным славянам через польское посредство. У поляков засвидетельствовано распространение черного женского сарафана с разрезом спереди еще во времена Сигизмунда III (1566—1632)..

На крайнем западе и на востоке Украины шарахваном называют обычную юбку из любого материала. У белорусов сарафаны очень редки и встречаются главным образом в областях, граничащих с русскими..

§ 93. Верхняя одежда восточных славян отличается разнообразием не столько в покрое и фасонах, сколько в ее названиях. Нередко один и тот же вид одежды в разных местах имеет разные названия (ср.: Миллер В. Ф., 1893) — часто в зависимости от материала, отделки, мелких деталей и т. д..

По покрою верхнюю одежду можно разделить на четыре основных типа, которые одновременно отражают этапы эволюции одежды восточных славян. Постепенно в верхней одежде изменялся покрой спины, становясь все более сложным. Первоначально спина кроилась из одного полотнища материи, без каких бы то ни было подрезов на талии. Потом начали вшивать клинья, так что на талии получался перехват (сужение). Русские называют такой фасон на острый клин, украинцы на уси, при этом на спине часто делают подрезы. Позднее ниже талии вдоль спины стали

закладывать мелкие сборки или складки, для чего на спине делали поперечный разрез. Наконец, сборки ниже талии стали делать не только на спине, но и спереди. В каждом из перечисленных четырех типов появляются разные варианты длины, фасона воротника и т. д., благодаря чему возникают новые разновидности. В настоящее время многие виды верхней одежды шьются и старым и новым фасоном, т.е. как с прямой, так и с отрезной спинкой и, наконец, со сборками на спине..

Большую часть восточнославянской верхней одежды носят равным образом как мужчины, так и женщины, обычно без каких бы то ни было изменений в покрое..

I. Разновидности верхней одежды с прямой спинкой имеют фасон плаща, рубахи или халата..

В древней Руси плащи имели широкое распространение, как можно судить по множеству названий для них в древнерусском языке: корзно, коць, котыга, епанча. Последнее еще сохранилось в распространенной у всех русской нарядной женской одежде (см. табл. IV), известный под названием епанча, епанечка, коротенько, душегрейка, шугай, полушубок. Это — разновидность очень короткой шелковой мантильи на лямках. В наши дни украинцы называют опонча особый тип широкого халата с рукавами и капюшоном..

Обычно роль плаща играет чуга, также чугай, чуганя, которая известна как западным украинцам (особенно лемкам Галиции, получившим у соседних племен прозвище чуганці), так и русским, например на Дону и в Сибири. Однако эта одежда — с рукавами, которые, впрочем, шили уже в XVII в. (Забелин Ив. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. Ч. 2. М., 1915, с. 453). Так как чугу лишь набрасывают на плечи, не надевая в рукава, то нередко эти рукава зашивают внизу и пользуются ими как карманами или сумками (Головацкий, который дает также рисунок) ..

Форму плаща имеет манта или гугля украинских гуцулов, похожая на большой мешок, открытый с одной из длинных сторон. Она надевается на голову дном этого мешка, играющим роль капюшона, и закрепляется на плечах специальными шнурками. В наши дни манта служит почти исключительно обрядовой одеждой невесты во время венчания..

Фасон рубашки имеет рабочая верхняя одежда для обоих полов; обычно ее делают из холста. Это — верхница, верховица, рядовка, кабат, кабатўха, шушун, шушка (севрус.); навершник (южнорус.), насоў, насоўка (белорус.). У южнорусских получила широкое распространение нарядная женская одежда такого же типа (см. рис. 121); ее шьют из тонкого домотканого белого, реже цветного сукна и украшают отделкой. Чаще всего ее называют шушпан (о происхождении этого слова от жупан см.: Vasmer Мах. Rotwelsches іm russischen Wortschatze. — Wörler und Sachen, Bd 3. Нt 1. Неіdеlbегg, с. 201), реже - сукман, сукня или но цвету — жолтик, желтяк, кодман. На Дону шушпан носят с поясом..

В некоторых местах у него спереди разрез (ср. табл. III). Нарядные верхние рубашки такого типа являются, очевидно прямым продолжением древних летников (ср. § 89)..

В Великолукском уезде Псковской губ. рукава таких сукней были с разрезами у плечей, и молодежь, не надевая сукню в рукава, просовывала руки в эти разрезы (ОР РГО, III, 1138)..

Фасон халата имеет главным образом такая одежда, которую надевают поверх другого верхнего платья взамен дождевика и дорожного плаща. Из старинной русской одежды это — охабень, ферези..

ферезея, из современной русской армяк, из украинской — кобеняк. Армяк получил свое восточное название от того материала, из которого его шьют; это сукно из верблюжьей шерсти, так называемая армянина. Раньше армяк назывался ферези, армяшные..

Украинский кобеняк, также кирея, сіряк, свита з кобеняком, стовбовата свита (см. рис. 122), надевается поверх шубы..

Он шьется из сукна, часто бывает серогоцвета. Пришитый к нему капюшон відлога, кобка, каптур, бородиця, шанька, богородиця имеет форму мешка с за кругленным дном и отверстиями для глаз..

То же назначение и такой же фасон у восточноукраинского халата (см. рис. 123) без капюшона, но с широким суконным воротником, так же как и у русского тулупа — сшитой из овчины шубы с овчинным же воротником. Тулуп подпоясывается широким поясом. На Урале и в Сибири такие тулупы шьют из козьих, оленьих и собачьих шкур мехом наружу и называют их доха, яга, ергак..

Общеупотребительной верхней одеждой с прямой спинкой был в старину русский опашень, который в Кинешме Костромской губ. носили еще в середине XIX в. (ОР РГО, ІІ, 646); это род верхней одежды, который севернорусские называют теперь киргизским словом чапан. Балахон из белого холста (одежда, исчезающая из обихода) встречался чаще на севере, чем на юге. Украинский женский халат с пелериной, изображенный на рис. 124 (кожух, зипун, чекмень, жупан, чуйка), шьется как с прямой спиной, так и с перехватом на талии..

Кроме перечисленной длинной одежды покрой халата с прямой спинкой бывает и у различной короткой верхней одежды, жакетов. Таковы, например, кептарь, бунда, катанка, бруслик, лейбик, сердак галицийских украинцев; катанка, спанцэрка белорусов; русские женские жакеты кацавейка, повятушка, рохлушка, шушун и др. Однако эти же виды одежды шьют и с перехватом на талии.

I. У всех восточных славян широко распространен покрой верхней одежды, требующий клиньев, которые вшивают сзади по бокам ниже талии: острый конец клина доходит до пояса, а основание оказывается на уровне подола. Украинцы называют такие вшитые клинья уси, белорусы — усы или хванды (т.е. складки), а русские — клин, сгиб, щипок, тюрик. Сам покрой у русских называется на острый клин. Отсюда и названия: троеклинок — кафтан с вшитыми сзади тремя клиньями, пятишовка — женский жакет с пятью складками сзади и, наконец, семишовка — камзол с семью клиньями (с семью швами).

При вшивании клиньев в заднее полотнище книзу от пояса нижняя часть спинки расширялась, а на талии получался перехват. Нередко, вшивая клинья, одновременно делают на спинке подрез на талии. На рис. 125 изображен южнорусский крестьянин из Малоархангельского уезда Орловской губ., одетый в шубу, которая сшита с двумя клиньями на боках без подрезов на талии..

Если два первых клина, на боках, вшиваются очень легко, то для каждого последующего приходится разрезать спинку и вшивать клин в этот разрез. Вершины вшитых клиньев обычно украшают отделкой в форме сердца (coeur-asses), кружка и т. п. из сафьяна, шнура, сукна или вышивки..

По этому образцу обычно шьется распространенная у всех восточных славян верхняя одежда, сохранившая у украинцев и белорусов старинное название свита (см. рис. 126 и 127), а у русских известная под тюркским названием зипун или, в зависимости от материала, сермяга (это слово встречается уже в памятнике 1469 г.), пониток, сукман. Украинцы знают эту одежду еще под названиями сірак, куцинка, гуня; белорусы — сермяга, насоў, капота, жупіца; русские — чекмень, однорядка. Это последнее слово засвидетельствовано в XVI в. В наши дни эта одежда распространена в Сибири. Историки объясняют это название тем, что однорядку шили без подкладки («один ряд»); можно, однако, отнести такое название и к «одному ряду» пуговиц, характерному для этой одежды.

II. Следующий тип покроя отличается тем, что на спинке на уровне талии делают поперечный разрез и, заложив на нижней части крупные складки (фалды, укр. ряси; см. рис. 128) или собрав ее в мелкую сборку (см. рис. 129), пришивают к верхней части. Последний вид (со сборкой) русские называют шить в посадку, а крупные складки называются трубы. Таким фасоном шьется русский кафтан, который украинцы чаще всего называют юпка. Кафтаны старого покроя еще и теперь шьют не с мелкими складками, а с двумя клиньями (покрой второго типа). Казакин, поддёвка, сибирка или полукафтанье, полушубок, коротай и женская шуба почти всегда с мелкими сборками. Точно так же часто шьются украинская свита (см. рис. 129), русский зипун, особенно женский, русский шугай (см. рис. 128), украинская кожушина (шуба), украинская кірсетка — женский жакет без рукавов..

III. В последнем типе покроя сборки делают не только на спине, но и спереди, т.е. кругом по талии. Такой одеждой является украинская чемера, чемерка, чамарка, название которой восходит к итальянскому zimarra (EW, I 135)..

§ 94. У восточных славян обязательной частью любой, а особенно нижней одежды считается пояс. Севернорусские бранят человека без пояса: «беспоясный татарин». Мужчины обычно надевают на верхнюю одежду кожаный пояс (белорус. дяга) 5—9 см.

шириной, с медными бляхами, железной пряжкой и железной скобкой для топора. Карнатские украинцы носят кожаный пояс шириной в 20—30 см, с несколькими карманами, пятью или шестью пряжками на одном конце и с таким же количеством узких ремней на другом, каждый из которых застегивается отдельно. Для женских, так же как и для мужских рубах, предпочитают пояса, сотканные или связанные из цветной шерсти, — кушак, опояска, сeтка (рус.). Такие нарядные пояса иногда бывают до 3—4 м длины, ими обматывают талию два или три раза, а концы пояса с кисточками свешиваются до колен и даже ниже. Раньше на Украине были в моде шелковые персидские пояса, которые делали на фабриках в Слуцке и в других городах. Украинскую невесту подпоясывают на свадьбе вышитым полотенцем — рушником (см. рис. 130). Донские казачки подпоясывают свой кубелек (род сарафана) поясом из кованого серебра..

Мужчины носят на поясе, надетом на рубаху, кожаную сумку; раньше она предназначалась для огнива, теперь же в ней обычно держат деньги. Рядом с сумкой висят на ремне нож, иногда в футляре, и латунный или роговой гребень. Курильщики иногда вешают на пояс также кисет с табаком, хотя чаще кладут его вместе с трубкой за пазуху или суют за пояс..

Русские подпоясываются двумя различными способами: кое-где пояс надевают очень высоко на грудь (под грудь), однако гораздо более широкое распространение получил другой способ — надевать пояс низко на животе (под брюхо). Манеру подпоясываться низко некоторые считают щегольством (ОР РГО, II, 523), другие видят в этом показатель богатства (ОР РГО, 1, 140), кое-кто считает это религиозным требованием (ОР РГО, I, 10). В некоторых местах люди высмеивают своих соседей, подпоясывающихся не так, как они (ЖС. XIV, 1905, № 1 — 2; с. 66). Обычно те, кто подпоясывается низко, делают большую пазуху, т.е. часть рубашки или другой одежды перекидывают через пояс как мешок, вытянув ее из-под пояса наверх. Это особенно принято у носящих поневу южнорусских женщин, которые специально делают свои рубахи очень длинными. Не исключена возможность, что этот способ заимствован у греков, у которых женский хитон обычно был длиннее человеческого тела и подпоясывался, причем на груди получался напуск (κόλπος)..

Коллинз, живший в Москве в 1659—1666 гг., пишет, что русские всегда подпоясывают свои рубашки ниже пупка, поскольку думают, что пояс придает человеку силу. В наши дни русские считают грехом быть без пояса, особенно на молитве, а также обедать и спать неподпоясанным (ЭО, LXXX, 1909, № 1, с. 49). Многие снимают пояс только в бане. Пояс считается талисманом, оберегающим человека от нечистой силы, особенно от лешего и домового. У севернорусских девушек есть в числе прочих такое гаданье: растянув пояс во всю длину на земле, девушка трижды кланяется ему в землю, приговаривая: «Пояс, ты мой пояс! Покажи ты моего суженого, пояс!» После этого она кладет пояс под подушку и тогда видит во сне своего будущего жениха. Через пояс весной выгоняют первый скот на пастбище (§ 23)..

§ 95. Мужские головные уборы восточных славян очень разнообразны по форме, по материалу и особенно по названиям, среди которых преобладают иноязычные. Основными материалами являются мех (особенно овчина), шерсть в виде войлока и сукна и иногда другие ткани. По форме преобладают головные уборы в виде конуса, цилиндра и полушария. Форма не зависит от материала, поскольку головной убор одного и того же вида может быть сделан из любого материала. Например, шапки конической формы валяют из шерсти, шьют из овчины и материи и вяжут из пряжи..

В старой Москве головной убор являлся внешним признаком принадлежности к определенному сословию, откуда и пословица: «По Сеньке и шапка, по Фоме и колпак». Разумеется, главную роль играла при этом высота головного убора, однако форма и покрой были также тесно связаны с величиной шапки. Высокие шапки были привилегией бояр; чем знатнее был дворянский род или чем выше чин, тем выше была и шапка. Эти высокие шапки московских бояр обычно назывались горлатные (от «горло»), так как их делали из меха не с брюшка животного, а из самых лучших частей шкурки — с шеи. Иногда их называли просто боярки..

Мода на высокие шапки пришла к восточным славянам с Востока. Одежда жителей Хорезма отличалась в числе прочего высокими шапками (Бартольд.

В. История Туркестана, 1922, с. 13). Хорезм ока-зывал влияние на культуру древних волжских булгар, а отчасти и тех хазар, которые могли играть роль посредников при передаче этой моды восточным славянам..

Менее знатные люди,люди из народа и бедняки обычно носили в старой Москве конические шапки из сукна или меха. Этот тип мужского головного убора восточных славян имеет признаки большой древности. Вплоть до последнего времени он под названием магерка (см. рис. 132) был наиболее распространенным и типичным головным убором белорусов: усеченный конус, от 18 до 25 см высоты, валянный из белой овечьей шерсти, без полей. Белорусская маргелка, украинская магирка происходят от magierka (польск.) — так называли поляки венгерскую шапку. Более старые названия этого же головного убора: колпак, шлык, еломок (рус.); яламок (белорус.), йолом (укр.). Русские часто вязали конические шапки из шерстяной пряжи (Архангельская, Воронежская губ. и др.). Валяные шерстяные шапки носили общее название шляпа, однако у шаповалов были для них специальные названия: шпилек, кашник, шиловатая. Верховна, которую носят на верхней Волге, срезка, туртапка но форме также близки к усеченному конусу, но для них характерна низкая удлиненная тулья. Украинцы делают высокие конические шапки из овчины (см. рис. 131, № 6 и 7) и называют их йолом, кучма (от венг. kucsma); шапки, сшитые из сукна, они называли шлик (на рис. 131, № 8 изображена шапка запорожских казаков, носившая это название)..

В форме полушария шьется кабардинка (см. рис. 131, № 9), распространенная у восточных славян почти повсеместно. У нее узкая опушка и плотно прилегающее к голове суконное донышко, расшитое крест-накрест позументом и с пуговицей в центре. Имеются данные, что она получила свое название не от одного из кавказских народов — кабардинцев, а от ногайских татар, которые шили такие шапки из шкурок кабарды, т.е. выдры. Однако кабардинки давно уже шьют не из меха выдры, а из разных других мехов..

К головным уборам, имеющим форму полушария, относится и меховая шапка с наушниками (см. рис. 131, № 1 — 3), которая чаще всего носит тюркское название малахай. Другие ее названия — треух, долгоушка, чебак (рус.); аблавуха (белорус.); капелюх, клепаня (укр.)..

Из шапок цилиндрической формы следует упомянуть белорусскую капузу, идентичную украинской крисатке (см. рис. 131, № 5). Ее высота — 30 см и даже больше, книзу он расширяется и, по-видимому, является прямым продолжением старинной боярской шапки. В некоторых районах Галиции такую шапку носят только женихи (Головацкий)..

Среди многих шапок цилиндрической или почти цилиндрической формы следует упомянуть севернорусский гречушник, или грешневик, получивший название от печенья из гречишной муки. Этот вид валяных русских шляп обычно бывает с переломом или с подхватцем, т.е. стенки цилиндра немного сужены в середине. Украинская соломенная шляпа бриль (о том, как ее плетут, см. § 79) также цилиндрической формы, с широкими полями..

Очень широко распространена у восточных славян шапка с четырехугольной тульей, похожей на тулью польской конфедератки. Такая тулья бывает иногда у шапок разных типов, например у малахая с наушниками (ОР РГО, III, 994) и др. В Вельском уезде Гродненской губ. засвидетельствовано наличие шестиугольных шапок. Севернорусские щеголи любят заламывать па ухо один из четырех углов шапки. В старой Москве чиновники носили низкие четырехугольные шапки с меховой опушкой и суконной тульей..

Следует также отметить, что в наши дни очень распространились так называемые картузы (род военной фуражки) с козырьком, почти полностью вытеснив все другие летние мужские головные уборы. На рис. 133 изображен молодой белорус Гомельского уезда Могилевской губ. в праздничной летней одежде, которую можно назвать современной интернациональной летней одеждой восточных славян; на голове у него, разумеется, картуз (голландск. kardoes).

§ 96. Все существующие разнообразные женские головные уборы восточных славян можно свести к четырем основным типам, из которых они, очевидно, развились. Это платок, чепец, шапка и девичий венец. Эволюция женского головного убора была в значительной мере обусловлена религиозными воззрениями, в числе прочего требовавшими, чтобы замужняя женщина тщательно закрывала свои волосы от постороннего взора. Если замужняя женщина случайно или нарочно засветит волосом, т.е. если в присутствии постороннего станет видна хотя бы одна прядь ее волос, это для нее величайший позор (Головацкий); кроме того, это опасно, поскольку домовому очень легко утащить ее на чердак, ухватив за непокрытые волосы (Иванов В. В., 1898; см. § VI). Более того, разгневанное божество может покарать за это, наслав неурожай, болезни, эпизоотии и т. п. (Квитка-Основьяненко. Сочинения, IV, 1901, с. 150). У севернорусских нередко происходили судебные процессы но обвинению в нанесении женщине бесчестья; судили тех людей, которые опростоволосили или окосма- тили женщину, сорвав с ее головы чепец. Такие же представления зафиксированы у соседей восточных славян — финнов, вотяков, черемисов, мордвы и др..

Головным убором замужней женщины, полностью и тщательно закрывавшим волосы, служило покрывало (древнерус. убрус; белорус. намітка, обмітка; укр. намітка, перемітка, серпанок; рус. ширинка, фата, полотенце). Это длинное полотенце из тонкого, большей частью белого полотна, до 4—5 м длины и 60—70 см ширины. Существуют разные способы повязывать им голову: в форме цилиндра, усеченного конуса и т. д. Концы полотенца чаще всего свисают вдоль спины, иногда до самой земли (см. рис. 134 и 135; ср. рис. 113 и 114). В наши дни намітка мало где сохранилась — только на западе Белоруссии и на Украине. В остальных местах ее сменил простой четырехугольный платок. Манера повязывать голову платком также различна. Преобладающий теперь способ — с узлом под подбородком был сравнительно недавно заимствован на Западе, точнее, у немцев через посредство поляков. Более старый способ повязывания платка — с узлом и двумя концами на затылке или на темени (см. рис. 136); было бы ошибкой думать, что у изображенных здесь людей болят зубы..

Очевидно, описанная нами намітка является единственным женским головным убором, сохранившимся с общеславянских времен. Всем восточным славянам известен также рогатый женский головной убор, который, впрочем, был употреблен И в Центральной Европе. Ч. Трухелка (Truhelka С. Diе phrygische Mütze in Bosnien. — Zeitschrift für österreichischen Philologie..

Bd 2, Wien, 1896), а за ним и А. Хаберландт склонны возводить рогатый женский головной убор Восточной и Центральной Европы к «фригийскому колпаку». Названным ученым известен главным образом однорогий головной убор, который действительно имеет сходство с остроконечной шапкой фригийцев. Между тем у восточных славян издавна очень широко распространен и головной убор с двумя рогами; что же касается однорогого, то существование его у восточных славян весьма сомнительно. Скудные материалы, которыми располагает А. Хаберландт, а именно ярославский головной убор у Гакстгаузена и головной убор из альбома «Peasaut Art in Russia» (Special autumn Number of «The Studio», N 42. London, 1912), — это кокошники нe с рогом, а с круглым узким гребнем; однако гребень такого кокошника правильнее рассматривать как два соединенных рога..

Нет оснований думать, что мода на рогатые женские головные уборы существует у восточных славян с древних времен, однако сама идея, лежащая в основе этой моды, очень древняя; рога служат для ребенка и его матери, особенно для роженицы, оберегом от злого духа и от дурного глаза. В наши дни таким оберегом чаще всего служит печной ухват, форма которого и название рогач напоминают о паре рогов. Восточным славянам чуждо существовавшее у древних тохар представление, что рог на голове женщины символизирует ее мужа, а число рогов равно количеству мужей (Tomaschek W. Kritik der altcsten Nachrichten übег den skythischen Norden. Wien, 1888, c. 715 — 718). Обычное число рогов на головном уборе — два; три, пять и семь рогов бывают лишь в порядке исключения (ОР РГО, II, 819, 8.33, 867)..

В древности и в средневековье двурогие мужские головные уборы, особенно шлемы, носили в Европе воины, священники и государи (см. Schrader О. Reallexikon der indogermanischen Altertumskunde. 2 Aufl. Bd 1, Berlin-Leipzig, 1917, c. 488 и сл., s. V. «Helm»). В этом мы склонны видеть истоки моды, прикрывшей головы восточнославянских женщин двурогим головным убором, тем более что женщины носили, да и теперь носят одежду своих мужей..

Лучше всего двурогий головной убор под названием кичка сохранился у южнорусских. Рога на кичке обычно лубяные и прежде достигали в высоту 20 см и даже более. В XIX в. сельское духовенство боролось с высокими рогами южнорусских женщин, не допуская «рогатых» женщин к причастию или не позволяя им посещать церковь. Такую же борьбу вели и некоторые помещики, старавшиеся одевать своих крепостных по последней моде (примеры этого см. в книге Д. К. Зеленина «Великорусские говоры», с. 71—72). На рис. 137 изображена донская казачка начала XIX в..

по рисунку того времени, сделанному Котельниковым, на рис. 138 — южнорусский женский костюм. На высоких рогах казачки сзади висит белое шелковое покрывало. Нередко концы рогов связывали лентами и шнурками, на которых висели разные украшения. (ОР РГО, II, 662—663)..

Под влиянием новой моды и современной культуры восточнославянские женщины изменили рогатую кичку, так что рога не возвышались больше надо лбом, а лежали на голове горизонтально, и их острые концы были направлены больше назад, чем вверх. Так, по нашему мнению, появился головной убор, широко распространенный теперь у всех восточных славян под названиями: кибалка, хомeвка, хомля (укр.); кичка, рога, рожки, колотовка (рус.); сдериха, шашмура, кибола (севрус.); кішачка, тканіца, лямец, капіца, кібалка (белорус.). В своей простейшей форме он имеет вид обруча или дуги, обращенной концами назад..

На этот обруч украинские женщины накручивают свои волосы, чтобы они не выбивались из-под платка. У белорусов это просто жгут или кружок, сделанный из волокон льна, из войлока или же сшитый из куска холста. У южнорусских (см. рис. 139) — это плотно простеганный кусок холста надо лбом и мягкая полоса на лбу: рога и завязки находятся сзади. Кибалка — кичка служит лишь каркасом для верхнего головного убора — для покрывала и т. п. и как самостоятельный головной убор не употребляется..

Поверх этого рогатого каркаса русские накидывают узорный платок особого покроя, известный под названием сорока, сорочка (рис. 140)..

Сзади у сороки хвост (также назатылень, позатылень), а но бокам — крылья, и, возможно, свое название она получила от ІІТИЦЫ сороки, на которую она похожа благодаря своей пестрой расцветке. Финны, заимствовавшие у русских этот головной убор, перевели его русское название словом harakka, т.е. «сорока». Есть, однако, не меньше оснований связать это название с древнерусским словом сорочка, имеющим значение «воротник рубашки, расшитый бусами или вообще как- либо украшенный». Для сороки очень характерны украшения на лбу и на затылке, сделанные из мелких стеклянных бус, жемчуга, мишуры или вышитые (ср. табл III). Западноукраинская.

склендячка, происхождение которой аналогично происхождению русской сороки, получила свое название от украшения из стекла — продолговатых стеклянных бус..

У севернорусских сорока сохранилась только на западе (Тверская губ.); напротив, у южнорусских она почти повсеместна. К белорусам она проникла только в Себежский уезд Витебской губ., возможно благодаря сезонным рабочим («Этнографический сборник», II, с. 133). Описанный А. Хабер- ландтом (с. 702, рис 12—14) головной убор хорватских женщин из Ямницы очень похож на русский головной убор: точно так же, как и в русской рогатой кичке, rogi или kolašica служат только каркасом; отличие лишь в том, что здесь четыре рога, а в кичке —два. Fizurica соответствует полосе с украшениями на лбу, так называемому налобнику или начальнику сороки (от слав. чело — лоб); podrepina или srnčica сзади соответствует хвосту, или назатыленю, сороки; росulіса же соответствует самой сороке, однако имеет другую форму, обусловленную четырьмя рогами каркаса..

У южнорусских широко распространен особый тип шапочки, в которой очень легко узнать сшитую сороку. Такую шапочку делают обычно из малинового бархата и украшают на лбу и на затылке золотым и серебряным шитьем (рис. 141)..

Покрой этой шапочки, так же как и маленькие рожки сзади, не оставляют никаких сомнений относительно ее близкого родства с сорокой. Однако распространены шапочки и другого фасона. Их называют кокошник, однако они отличаются от обычного кокошника, для которого характерен гребень. В этом головном уборе мы также видим сороку, сшитую по образцу женской шапочки.

(§ 97)..

Обычно кончики рогов под сорокой соединяют перекладиной, которая называется князёк..

Это название заимствовано из архитектуры русского крестьянского дома, где так называется гребень крыши (§ 113). Вместе с князьком рога образуют своего рода гребень, похожий на куриный или петушиный. Такой гребень является специфической особенностью русского головного убора, известного под названием кокошник. Само это название подчеркивает связь с гребнем: оно происходит от слова «кокошь», обозначающего у всех славян петуха или курицу, и в дословном переводе слово «кокошник» должно значить «присущий курице», хотя кокошник сходен с курицей лишь по одному признаку. Из всех многочисленных видов кокошника только упомянутая шапочка не имеет гребня..

Три основных типа кокошника отличаются друг от друга длиной гребня. У самого старого вида гребень идет поперек головы, от уха до уха (см. рис. 142). Этот тип равно известен как севернорусским, так и южнорусским и заимствован коми-пермя- ками (Теплоухов). Второй тип отличается двумя идущими поперек головы гребнями, из которых передний закруглен (см. рис. 143). Это южнорусский кокошник, главным образом курский; его называют также шеломок. У третьего вида только один дугообразный гребень, охватывающий верхнюю часть головы от лба до подбородка.

и напоминающий нимб на изображениях святых (см. рис. 144)..

Этот вид был распространен у тех севернорусских, у которых колонизация из Владимирско-Суздальской Руси преобладала над колонизацией из Новгорода..

В течение всего XIX в., а отчасти и в XX в. у южнорусских шла борьба между кокошником и более древней сорокой, причем иногда победителем в этой борьбе оказывался третий, нейтральный элемент, а именно простой платок..

Вообще же у южнорусских кокошник вместе с сарафаном (§ 91) был распространен в тех социальных группах, которые по своей культуре были наиболее тесно связаны с Москвой (об этом: Зеленин Д. Великорусские говоры, с. 33 и сл. — см. § 6)..

§ 97. Выше был рассмотрен цикл развития восточнославянского женского головного убора, который, начавшись намиткой и кибалкой, прошел через промежуточную стадию сороки к кокошнику. Здесь преобладают праздничные головные уборы..

Параллельно этому шел второй процесс, конечным результатом которого оказался головной убор более простого типа. Следует отметить, что сорока вместе со всеми своими принадлежностями состояла из 14 отдельных частей и весила до 19 фунтов..

Вместо тяжелой кибалки появилась мягкая легкая шапочка, похожая на ту сетку, которой у древних греков и многих других народов женщины придерживали волосы. Появился мягкий чепец, который завязывался шнурком, продернутым сквозь подшивку (рис. 145). Чепец шьют из куска тонкой ткани разных цветов, с поперечным подрезом на лбу..

Этот подрез делают так, что надо лбом образуются мелкие сборки, в то время как на лбу ткань остается гладкой. На затылке закладывают Рубец, через который продергивают шнурок. Этот фасон самого простого вида чепца одинаков у всех восточных славян. Напротив, названия.

чепца очень разнообразны: повойник, волосник, сборник, повоец, чехлик, шлык (рус.); очіпок, чепець, чепчик (укр.); чапец, каптур (белорус.); подубрусник (древнерус.)..

Украинцы часто шьют нарядные чепцы (очіпки) из золотой и серебряной парчи, на подкладке из накрахмаленного холста (см. рис. 146)..

Однако и эти нарядные чепцы обвязывают широкой лентой или тончайшим газом. Таким же образом делают нарядные чепцы и севернорусские..

Верхняя часть этих чепцов расшита золотом или серебром (так называемый моршень) почепешник, сборник); передний край этой вышитой верхушки выдается вперед и немного приподнят, так что он очень похож на гребень кокошника, влияние которого здесь вполне возможно. Однако и эти нарядные моршеньки в большинстве случаев обвязывают цветными шелковыми платками, сложенными как лента (ср. табл. IV), так что видна только верхняя часть головного убора. Все это, по нашему мнению, напоминание о том, что чепец развился из скрытой части головного убора — из кибалки или, возможно, из маленькой сетки для волос, хотя наличие ее у восточных славян никем не засвидетельствовано. Обыкновенный, непарчовый украинский чепец (очіпок) всегда покрывают платком..

Цилиндрические очіпки с плоским дном, сшитые из золотой и серебряной парчи, мы считаем особой разновидностью древней продолговатоокруглой формы чепцов в виде половинки яйца — разновидностью, возникшей под влиянием женских шапок. В восточноукраинском седловидном чепце из золотой и серебряной парчи, с двумя стоячими гребнями поперек головы (см. рис. 147) мы усматриваем влияние южно-русского кокошника, у которого также два гребня (см. рис. 143)..

Повседневные чепцы из легких тканей распространены почти по всей Украине, в основном как интимный, домашний головной убор. Напротив, парчовые чепцы ужо почти исчезли и сменились так называемой повязкой (см. табл. IV) и наколкой. Это головные уборы, бытующие в мелкобуржуазных кругах и для восточных славян в известном смысле интернациональные: у всех восточных славян они имеют одну и ту же форму и одинаковые названия..

Женским головным убором служит красиво повязанный цветной шелковый платок; это и есть повязка (табл. IV)..

Наколку делают следующим образом: на волосы кладут кусок тонкой материи, смазанной сверху клейстером; на нее наклеивают кусок бумаги и, чтобы придать всему этому соответствующую форму, прижимают к голове. Поверх накалывают булавками или также приклеивают кусок шелковой ткани с лентами спереди и сзади. Когда головной убор высохнет, его снимают с головы. В противоположность очипку к повязке не требуется дополнительное покрытие, ее надевают без платка, даже если идут в церковь..

Следует сказать о третьей группе восточнославянского женского головного убора, существующей независимо от двух уже рассмотренных. Это головные уборы в форме шапок. Женские меховые шапки обычно имеют тот же фасон, что и мужские. Исключением является лишь так называемый кораблик — недавно исчезнувший из обихода украинский головной убор (рис. 148), который в конце XVIII в. бытовал и у севернорусских (см.: Труды 1-го Археологического съезда в Москве 1869. Т. I. М., 1871, с. 196). Эти кораблики делали из парчи или бархата с оторочкой из дорогого меха. Спереди и сзади эта оторочка переходила в торчащие кверху заостренные рога. Таких рогов у кораблика было либо два (см. рис. 148), либо четыре (см. рис. 116)..

Мы уже рассматривали женскийголовной убор в форме шапочки (§ 96); это сшитая сорока (см. рис. 141)..

Особенно типичным женским головным убором в форме шапочки считается кика, которую носили в старину московские женщины. В XIX в..

кики носили севернорусские женщины. На рис. 149 изображена кика из Кирилловского уезда Новгородской губернии, слева — вид спереди, справа — вид сбоку..

Литовцы заимствовали слово кика, так же как и кибалка, у восточных славян (см. об этом: Buga К. Kalba ir soriove. Kaunas, 1922), однако все восточнославянские головные уборы типа шапок, как женские, так и мужские, со своей стороны находились под сильным влиянием восточных народов и греков; многие шапки но форме напоминают митры и калотты, которые русская церковь заимствовала у греческой..

Рассматривая головные уборы восточнославянских замужних женщин, следует в заключение упомянуть подзатылень, считавшийся необходимой принадлежностью русской сороки, а нередко и кокошника. Это отдельный четырехугольный кусок цветной ткани, чаще всего малинового бархата, расшитый золотом и серебром и наклеенный на липовую кору. Длина его сторон доходит иногда до 40 см. Он надевается на затылок и прикрепляется лентами. А. Хаберландт считает его украшением для косы. Мы склонны допустить мысль, что подзатылень является прямым продолжением высокого древнерусского воротника, так называемого козыря..

Девичий головной убор отличается от описанных головных уборов замужних женщин главным образом тем, что девушки не закрывают темени и открывают волосы. При этом они не прячут косу, которая свешивается на спину. Непокрытые волосы считают показателем девственности, и поэтому женщине, родившей ребенка, не полагается носить девичий головной убор; отсюда и ее название — покритка (укр.)..

По форме девичий головной убор — это круг или полукруг различной высоты. Материал, из которого его делают, весьма разнообразен: металлическая проволока с подвесными украшениями, лента, сложенный наподобие ленты платок, кусок позумента, золотой или серебряной парчи, ткань с вышивкой или каким-либо другим украшением, венок из живых или искусственных цветов, из крашеных перьев, нанизанных бус, лубяной или картонный круг с украшениями на нем и т.п. (см. рис. 130, а также табл. IV)..

Наиболее распространенные названия: венок, повязка (восточ- нослав.); лента (рус.); почёлок, связка, перевязка, венец (севрус.); тканка, рефеть, рефиль (южрус.); стрічка, лубок (укр.)..

§ 98. В качестве материала для изготовления обуви восточные славяне используют шкуры животных, дубленую кожу или, реже, мех, древесную кору и еще реже пеньковые веревки, из которых обувь плетут, а также шерсть для валяния. Дерево почти не употребляют..

Из существующих в наши дни видов восточнославянской обуви древнейшей следует считать кожаную обувь, которую, собственно, не шьют, а закладывают складками, морщат, т.е. стягивают кусок кожи веревкой таким образом, что по бокам у него образуются сборки, морщины. Такую обувь привязывают к ноге длинной веревкой; названия этой обуви — морщуни, морщенці, постоли, ходаки (укр.); поршни (вероятно, из «морщни» от глагола «морщить»), струсни (рус.); ходакі, хвілянкі (белорус.) (см. рис. 150, 151). Это — прямое продолжение древней обуви, состоявшей из привязанной к ноге шкурки какого-либо небольшого зверька..

Поршни в большинстве случаев делают из сыромятной кожи, иногда из свиной. Они бывают с одним швом (см. рис. 151) — на носке или на пятке. К ноге их привязывают ремнями или шнурками длиной до двух метров (рус. обора, оборка; укр. и белорус. валока). Оборы обвивают вокруг голени до самого колена. Кожаная обувь, похожая на поршни, но не «морщеная», а сшитая, с подшитой подметкой обычно носит название коты (от глагола «катать»; первоначально ее катали из шерсти). К ней пришивают специальные ушки, чтобы с помощью длинных шнуров привязывать эту обувь к ногам (ср. табл. II). Такие башмаки делают из телячьих, коровьих, оленьих, тюленьих или козьих шкур. Бывает, что их шьют мехом наружу, и такая обувь имеет особое название: тюни, уледи, унты (севрус.). Иногда же такую обувь, с загнутыми кверху крючкообразными носами шьют для ходьбы на лыжах..

Кожаная обувь с высокими голенищами называется сапоги, (укр. чоботи). Раньше их делали без каблуков, что в Галиции называют русский крой. Иногда каблук заменяла небольшая железная подковка на пятке. Еще в середине XIX в. у восточных славян преобладал особый вид сапог, так называемые выворотные; подметка пришивалась к сапогу изнутри (укр. під завидь), после чего весь сапог смачивали водой и выворачивали. На рис. 152 изображена подшитая этим способом подметка на еще не вывернутом сапоге, голенище которого сшито. Такие сапоги (севрус. бахилы) неминуемо получаются очень широкими и неуклюжими..

Все перечисленные виды обуви носят как мужчины, так и женщины. В наше время специально женской обувью считаются кожаные башмаки, или черевики, — особый вид обуви с низким голенищем. Еще недавно оба эти названия употреблялись для вышеописанных котов — низкой обуви с пришитой подкладкой, для обоих полов без различия..

В старой Москве были очень модны сапоги и ичиги (род сафьяновых чулок различной длины) из цветного сафьяна, чаще всего красного и желтого. В наши дни эта восточная мода сохранилась лишь кое-где на Украине, где женщины иногда носят сапоги из цветного сафьяна; у современных сап'янців и чернобривців часто только голенища из красного или желтого сафьяна, головки же — из обычной черной кожи..

§ 99. Лапти (укр. личаки) плетут из древесного лыка; по своему тину они полностью повторяют простейшую кожаную обувь, однако не шитую, а «морщеную» (§ 98; поршни, постоли). Это та же низкая обувь, типа сандалий, которая привязывается к ноге длинными шнурами. Шнуры и здесь имеют те же названия (рус. оборы, укр. и белорус, валоки). В простейшей разновидности лаптей (см. рис. 153) оборы продеваются сквозь петли или ушки, которые соответствуют отверстиям на кожаных поршнях; ими прикрепляют обувь к ноге..

Белорусские и украинские лапти (см. рис. 153) отличаются от русских (см. рис. 154) не только прямоугольным плетением (§ 78), но и тем, что у них более низкие бока и очень слабо оформлен носок. В сущности, бока и носок такого лаптя состоят из нетель, сквозь которые продергивается веревка, связывающая лапоть и одновременно закрепляющая его на ноге. Сам лапоть при этом, в сущности, состоит только из подошвы, представляющей собой маленький коврик, сплетенный из полосок лыка. У русских лаптей (см. рис. 154), отличающихся косоугольным плетением, бока и особенно носок гораздо глубже. Своей высотой и формой лапоть иногда напоминает настоящий низкий башмак..

Низкая обувь, похожая на лапти, которую также привязывают к ноге длинными оборами, но плетут из пеньки, называется чуни..

При плетении пользуются четырехугольной продолговатой колодкой, в которую забивают небольшие гвозди. Неношенные чуни сохраняют прямоугольную форму этой колодки (см. рис. 155)..

Для восточных славян этот тип обуви является сравнительно новым, хотя распространился он очень быстро и повсеместно, и его проникновение в беднейшие слои рабочих продолжается и по сей день. Само слово чуни мы склонны производить от более древнего чухни, т. е. финская обувь..

Кроме лаптей, из полосок древесной коры, особенно березовой, плетут еще один вид обуви, которая имеет форму галош или домашних туфель и не привязывается к ноге. Этот вид обуви обычно надевают без чулок и носят главным образом дома. Названия разнообразны: ступни, босовики (рус.) и т. д. (рис. 156)..

Для прочности к лаптям приделывают подметки, которые оплетают пеньковыми веревками, а иногда тонкими полосками древесины дуба, размоченными в горячей воде. Когда на улице сыро и грязно, к подошвам лаптей привязывают деревянные колодки, каждая из которых состоит из двух дощечек (см. рис. 157)..

Это, в сущности, единственный у восточных славян случай использования дерева для изготовления обуви. Когда в 1920—1921 гг. городское население носило деревянные сандалии (см. рис.158; колодки), это был тин обуви, новый для восточных славян, и созданный ad hoc но иноземному (в большинстве случаев польскому) образцу..


154. Южнорусские лапти. Смоленская губ., Юхновский уезд, 155. Севернорусская обувь из конопли — чуни. Псковская губ., Порховский уезд

С лаптями и другой низкой обувью, которую длинными завязками прикрепляют к ноге, восточные славяне носят обычно не чулки, а так называемые онучи — длинные узкие полосы толстой ткани из шерсти или конопли. Этой тканью оборачивают стопу и голень до колена, а поверх нее обвивают ногу, обычно крест-накрест, обоими концами длинных шнурков, которыми привязывают обувь к ноге. Шнуруют в разных местах по-разному (см. рис. 151, 125, 132; ср. рис. 110, 111). Онучи, как правило, белые, однако в некоторых южнорусских областях встречаются и черные — например, в Богородицком уезде Тульской губ.; это так называемые завои. Кое-где на Украине зимой оборачивают ногу сначала пучком соломы или особой длинной и тонкой травы (волоснись) и лишь поверх нее — онучами..

Обувь, валянная из шерсти (ср. § 76), появилась у восточных славян сравнительно недавно. Умение делать высокие валяные сапоги возникло лишь в начале XIX в. в Нижегородской губ..

До этого времени валяную обувь делали лишь в виде высоких галош из войлока (так называемые коты, чўны, валенки, катанки, кеньги)..

К валяной обуви иногда подшивали кожаные подошвы..

В конце XIX в. в русскую деревню проникла мода на резиновые галоши. Их считали самой нарядной обувью и из франтовства надевали даже в летний зной. Однако держалась эта мода недолго.

§ 100. Литература. Обширный фактический материал но восточнославянской одежде содержится в книге В. Ф. Миллера «Систематической описание коллекций Дашковского этнографического музея» (вып. III. М., 1893, III, 224 с.). Опыт анализа южнорусской одежды представлен в работе В. В. Богданова «Из истории женского южно-великорусского костюма» (ЭО. СІ —СІІ, 1914, № 1—2, с. 127—154). Описание русской одежды дают: Святский Д. Крестьянские костюмы в области соприкосновения Орловской, Курской и Черниговской губерний. — ЖС. XIX, 1910, вып. 1—2, с. 3—17; Яковлев Н. Ф. Материалы по одежде донских казаков. — ЭО. СІХ—СХ, 1916, № 1—2, с. 43—55; из этой статьи взяты рис. 112, 121 и 136; Елеонская Е. Женский костюм пригородных деревень гор. Козельска. — ЭО. LXXVIII, 1908, № 3, с. 99—101; Авдеева Е. Старинная русская одежда, изменения в ней и моды нового времени. — Отечественные записки. Т. 88. СПб., 1853, кн. 6 (июнь), отдел VII, с. 182 — 191; также см. работу П. С. Ефименко, упомянутую в § 35


157. Южнорусские лапти с деревянными колодками. Воронежская губ., Нижнедевицкий уезд 158. Деревянная обувь в Харькове, 1920—1921 гг.

Об украинской одежде см. названную в § 87 работу Б. Познан- ского, из которой взяты рис. 115, 122, 123, 129, 131, 151, 152; Головацкий Я. Ф. О народной одежде и убранстве русинов или русских в Галичине и северно-восточной Венгрии. — Записки РГО по отделению этнографии. Т. VII. СПб., 1877, с. 483—565, 5 л. ил.; Милорадович В. Житье-бытье лубенского крестьянина. — КС. Т. LXXIX. Киев, 1902, октябрь, с. 62—91, и, наконец, упомянутую в § 22 книгу П. Чубинского, а также книга В. Шухевича, названная в § 87..

О белорусской одежде см. труды Н. Я. Никифоровского, Е. Р. Романова и Н. Анимелле, названные в § 22, и труды П. В. Шейна, приведенные в § 35.

Об истории славянского костюма см.: Niederle L. Život starych slovanů. Dilu I, svaz. 2. Praha, 1913, гл. IV, c. 405—682; Кудь Л. H. Костюм и украшения древнерусской женщины (под ред. В. Е. Да- нилевича). Киев, 1914 (отдельный оттиск из сборника «Минерва», 51, 3 с., VIII табл. ил.); Забелин Ив. Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст. Т. I, ч. II. М., 1915, гл. 7, с. 429-498; книгу Н. Костомарова, упомянутую в § 55; Билибин И. Несколько слов о русской одежде в XVI и XVII вв. — Старые годы. Ежемесячник для любителей искусства и старины. 1909, июль—сентябрь, с. 440-456..

О головных уборах см.: Теплоухов А. Женские головные уборы пермяков и их отношение к старинным уборам местного русского населения. — Иллюстрированный сборник-ежегодник Пермского губернского земства. Вып. II, Пермь, 1916, с. 122—137, 42 с., ил.; Haberlandt Arthur. Der Hornputz. Eine altertiimliche Kopftracht der Frauen in Osteuropa. — Slavia. Praha, 1924. Rocnik II, sesit 4, c. 680—717; наконец, исследование автора «Женские головные уборы восточных (русских) славян» (пока в рукописи) '..

Рис. 119 и 128 получены нами с помощью В. Смирнова из Костромского музея, рис. 117 — от Т. Корнеевой. Рис. 111, 116 и 148 взяты из книги А. Ригельмана, упомянутой в § 55, рис. 134 — из книги Ф. Волкова, приведенной в § 6; рис. 137 — из книги: Историческое сведение Войска Донского о Верхне-Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний, 1818 года декабря 31 дня, Евлампия Кательникова. Новочеркасск, 1886, VI, 63 с., 1 карта; рис. 150 — из очерка М. Зубрицкого в сборнике МУРЕ, т. XI. Львів, 1909, с. 23—29; рис. 126 сделан по фотографии П. А. Гнедича из фондов Музея Слободской Украины в Харькове; рис. 124 — по фотографии.

В. Бабенко (1909 г.) из того же музея; рис. 110, 113, 114, 120, 125, 132, 133, 135 — по фотографиям Русского музея в Ленинграде; рис. 149 — по экспонату этого же музея. Все остальные иллюстрации исполнены по материалам собственной этнографической коллекции автора..

1 Slavia, Praha, 1920, Ročnic, V, sešit 2, с. 303 — 308 и Slavia, Praha, 1927, Ročnik V, sesit 3, c. 535—556. — Ред.

©timpa.ru